ignaty_l: (Default)
Слухайте, я вчерась зыркнул Медведева, и выскажу сейчас дико еретицскую вещь, тока не надо сразу бросать в меня патриотическими тапками, набитыми либеральными ценностями. Не знаю чо там у Медведа на заднем уме, но с фасада он производит впечатление человека совсем не злобного, сильно осторожного, и весьма-весьма даже не глупого. Что называется приятный мущина. Да не надо тапками, грю!
Дайте договорить, черти..
Да, вполне себе мущина приятный. Не без ума. Но главное от него не идет сильной вони власти. Ну так – пованивает директором мебельного канбината, но не более.
Верным путинцам, кстати, есть за что его не любить, верные путинцы вообще люди дикие, нервные и подозрительные. В его риторике нет никаких врагов. Ни отечества, ни вообще. Ну да, он гуттаперчевый, под дурачка может закасить здорово, прямо иногда кажется что переигрывает он дурака. В начале своего правления он какую-то хрень нес, и вообще выглядел сильно испуганным, как верно заметил один мой товарищ. С ужасом в глазах передвигался, да. Глаза вытаращит, бывало, и делает вид что пугает гэбню, чирикающую чота в своих блокнотиках за столом.
А щас – нет. От него так угрозой совсем не сквозит, и сам он не показывает вида, что ему чота угрожает. Чота в нем есть такое горбачовское, такое «придательское» по отношению к номенклатурной партийности. Щас он войдет пятой колонной в единую рассею, и помяните мое слово – развалит он ее. Разложит изнутри.
Прикидываю я так, и прикидывается мне, что по нашим раше-меркам он «сильный игрок». И, снова замечу, играет он не в пользу Путена. Хоть и на его руке сидит, но, бля, висты он ему не отдает. Сам вистует, предпочитая в закрытую.
Для меня, как и вообще для всех людей (подчеркиваю – людей) главным показателем человечности является беззлобность. И вторым номером - не обидчивость. Так вот Медвед не злобен и не обидчив. Все остальное, что он там не шарит в чем-то, не самостоятелен и все такое, не является показателем человечности. Лично мне просто надоели злобные харьки. Вот просто пиздец как надоели. В политике, в религии, вапазицеи, вахренительстве. Они повсюду рассованы почти равномерно и харькуют друг на друга, создавая дискурс палитичской или еще какой там борьбы. Уже просто отравлен харьками. Харёк на харьке. И вирус такой бродит по России, который в две недели из человека харька делает.
Так вот, мож я чо не понимаю, но из Медведа хорёк на меня лично не смотрит. Не вижу, поднимите мне веки кто видит. Я вот не делю людей на богатых и бедных, на глупых и умных, патриотов и либералов, гееф и негееф, нервных и спокойных. А вот на харьков и собственно людей – делю. И харьков не люблю, на физическом уровне они мне противны, даже если они исповедуют абажаемый мною анархо-фашизм в виде мысли. Как говаривал «бальной на всю голову» Ницше: «мне становился противен ум, когда я замечал его много у сволочи». Умная сволочь остается сволочью, а добрый дурак все равно является человеком.
Так вот - о чем я - Медвед не харькует. А Путин дико, просто люто, временами харькует. Медвед с ухмылкой говорит что на каждый чих не наздравствуешься, и позволяет себя апсирать даже в собственном твиттере. Это хороший признак.
Медвед – не злобен. А вот заметте по каким признакам составлялся «предвыборный штаб» Путина и его доверенные литса. По признаку харьков. Там были и типа фашисты, бля, и типо лебералы, бля, и кого тока не было. Но всех объединяло одно. Там были одни сплошь харьки.
Я вот для себя пока до сих пор не могу уяснить – как могут начать кучковаться между собой не харьки. Христос на эту тему сказал что можно. Что возможно собрание, которое будет - Его собранием. Но ведь хорьков сразу понабежало, мама рОдная. Сразу выискался легион «нуждающихся во спасении». Дескать и меня возьмите я из себя хорьковые помыслы выдавливать буду. Ну заходи, Вань. Набрали всякое говно по объявлению. А потом, когда людей перестреляли, одно говно и осталось в массе своей.
Вот как кучковаться, а? кто посоветует? Как злобных сразу нахуй посылать? Вот видите – не знаете… И я не знаю. Считается что добрый значит вежливый и матом ниругаица. Хуй там ниругаица. Добрым пора перестать быть вежливыми. Надо приучить себя сразу посылать злых нахуй. Вот так – пшол нахуй, кзёл. Потому что чо получается? Получается что ты с ними вежливый, они на живую кровушку и подтягваются. Пососать. Дескать – дай папить, ну пажалуста. И вот подставь им вторую вену, еще одну. Так все и высосут. И сидят в канаве, ждут когда еще кто сердобольный даст отхлебнуть.
Тут какая петрушка вырисовывается – ну вы знаете – что если, мол, злого нахуй послать, то сразу сам злым становишься и надо идить исповедаца. Как бы замкнутый круг. Подставь другую щеку, так и яйца отобьют. На эту тему церква злобно-торжествующая уже свои наработки имеет. Кайся, мол, вообще всегда, а врагов отечества вообще коси как только увидишь. Щёку подставляй только архиерею и любому высокому начальству.
Стратегия зачморивания, одним словом.
Вот у апостолов была проверка на харьковасть по имуществу. Недолго просуществовала, и показала почти полную непригодность. Тут можно вообще много расписывать, щас не буду, потом как нибуть. Но вкрадце – штоб злобных в общину не пропускать, несите все барахло в церкву. Ведь, действительно, тест на харьковасть трудно провести. Вот по вторичным признакам проводили. Сапфира пала, Анания пал. Много еще кто пал, наверное. Не прошли теста. Но ведь мы понимаем, что метод, прямо скажем, дешевый. Петр чтоли придумал эту фигню, ну он вообще был в этом смысле не очень сообразителен. Паидеи бедных харьков в проценте не меньше чем харьков обеспеченных, Кугридер тут совершенно прав, Игорь вообще всю православную фишку сечет на высшем уровне. Большевики на те же грабли наступали, кстати. Голытьба вовсе не значит что это верные делу леворюцеи. Так вот. Как определить добр человек или зол, не пожив с ним некоторое время? Да и нету, не может тут быть такой чоткай грани, харёк он из всех апсолютно вылазит, разве что Личиныч его придушил, случайно сев на него жопай, так что он здох, и где мерку поставить – вот столько харьковасти мы терпим, а вот столько уже нет. Харёк сидит-сидит, а потом как – выпрыгнет. По себе хорошо знаю.
Не, ну есть, конечно, харьки очевидные, ну допустим какой-нибудь … ну ладно, не будем тут пока имен. А есть те, о которых апостол сказал, что «они вышли из нас». Но – добавил – значит и «не были с нами», а через выход «открылось». Вот она фишка. Фильтр-то не работал. Ни по имуществу. Ни как там еще сеяли- веяли. Открылось, когда уже поздно было. Аллес. Пошли гулять, создавать свои общинки. Апостолов уже оттуда гнать.
Я хочу сказать, что это очень серьезно. Если уж апостолы признают что прошляпили всякую коздодду, то как быть нам, грешным, я ваапще не знаю.
Но не ссым. Думаю над этим вопросом. Тимофей, пишите: «авва думаит».
Но пока не придумал еще как нам обустроить рассею, предлагаю всеже просто понимать, что есть харьковость очевидная, выдающаяся, и какими бы мыслями великими она не крылась – ничего хорошего она не родит. Даже ошибочные действия доброго правильнее мудрого руководства злого. В перспективе именно так. В метафизической переспективе. Человеческие стопы исправляя, жизнь все равно вырулит благо. А зло все равно уведет в адские туннели. «Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое».
Не знаю я пока как добрым технически начать организовываться. Знаю только, что это единственно правильный путь.
ignaty_l: (Default)
В самой природе морали нет места оговорки, приговор у моралиста звучит тотчас. Ему нужен только формальный институт оглашения и приведения приговора в исполнения.

Продолжу чутка.

Лучше всего эту мысль демонстрируют шариатские суды, которые судами не являются ни в каком смысле. Ни древне-еврейском, ни светском европейском. В них нет ничего и от мусульманства такого, каким оно было 1000 лет назад. А мы знаем каким оно было. Это была почти светская религия с мощнейшим созидательным культурным зарядом. Была да сплыла.
То, что Мамонт с Легойдой, Холмогоровым и прочей гражданской шпаной в телевизоре учинили, и есть шариатский суд в его православной оболочке. Своего рода репетиция, демонстрация, как бы оно должно происходить при господдержке. Вот так вот по стилю, чтоб ходил какой-нибудь мамонт по подиуму, зажовывал трусы в жопу, и изрыгал слова, прямо именно так как он это делал – выдавливая из себя, выблёвывая на вдохе- выдохе, вдох – слово, вдох - слово: «этти. кащщунницы. совершшилли». И морду чтоб так же скорчивал, делая ее брезгливо – обиженной. И чтоб сплоченное монолитное собрание кивало и приходило в ужас, и роняло слезинку ребенка, и еще черт знает что вытворяло, ёрзая на стульях, порываясь встать, тоже пройтись и зажевать в жопу трусы, жестикулируя ногами, краснея от негодования, и выказывая признаки горлумовского ясновидения: «когда я брал у нее интервью, у нее искры из глаз били».  Что вам еще нужно для доказательства?
Искры из глаз больно горлума резанули, что он даже зажмурился, и переспросил – что у вас с глазами, злая эльфийская ведьма? И ни тени раскаяния на горлумовские вопросы. И шум такой в суде как от крыльев: «они уже не орки, они уже утратили всё оркское достоинство, в них уже ничего гоблинского не осталось!»
Всё вот именно на таких «чувствах» существ по-своему чувственных. К запаху чужой крови. К белому свету. К тревожным звукам. Очень чувствительны их глазки, ушки и носики.
Вот так именно «суд» и должен происходить у них. Чтоб видео было приложено с каким-то прохожим петросяном, со всей этой гоблинской ржачкой в смешном месте, с дико серьезной демонстрацией пожелания начать прямо тут исповедничество, с воспоминаниями как они вокруг бассейна ходили кругами, и что им при этом мерещилось.
И Чаплин, конечно, ничего плохого в шариатских судах не видит, потому что орки не могут быть разномысленны, иначе царство орков не устоит, разрушится в самом себе. «Попробовали бы они пойти к мусульманам» звучит как жалоба на то, что эльфы обидели орков сарумана, а вон орки саурона бегают где вздумается и им за это ничо.
Так что самый настоящий шариатский суд и был у мамонта в передачке, вот разве что в демо-версии. А хотелось бы чтобы было по настоящему. Чтобы после заседания сразу приговоренных отводили в кандалах на место, куда «судьи» укажут.
ignaty_l: (Default)

Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон. И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе

Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его.

Логика Христа и след - Павла: перед злом тут и Бог бессилен, ибо у Него нет продиводействия злом на зло. Сила Бога проявится в жизни, в воскресении. А это не противодействие, это - действие. Естественное, закономерное. Смерть - не сила Бога, не Его действие. Сын Божий умирает как все. Грешный, безгрешный - без разницы. Вас повязывают на чувстве вины, оправдывая вашу смерть, но не верьте, тут и безвинный обречен. Тут вообще все обречены, и в этом состоит суд миру, в котором все обречены: и виноватые и безвинные. Суд в том, что и повязанные на вине - привлечены будут Вознесенным как безвинные. Нет повязанных на вине. Нет возможности для манипуляции. У манипулятора отобран пульт.

Логика мира, естественно, прямо противоположная. Все виноваты, все повязаны на смерти, всем каяться, бояться, слушаться. Виноватый есть объект для манипуляций. Манипулятор подобрал новый пульт.

Тут и проходит разделение. И никаких полутонов. Когда из одного сказанного образуются два противоположных мнения, то одно из них считается ложным. Первый закон формальной логики. Ложное мнение есть мнение антихристово. При этом надо помнить, что манипулятор всегда подберет пульт, если есть программа, с которой он умеет работать. А дальше: «алгоритм — это всякая система вычислений, выполняемых по строго определённым правилам, которая после какого-либо числа шагов заведомо приводит к решению поставленной задачи» (с).

ignaty_l: (Default)

По следам записи Сергея...

Однозначно Христос утверждает дуализм. Скорее - возвращает, делает на нем сильное ударение в Своем Слове об Отце. Для современного христианствующего дуализм означает - два начальника. Для нормального человека - двое действующих. Для христианствующего Большой начальник разрешит действовать мелкому начальнику, только наделив его набором полномочий. Даже если мелкий начальник взбунтовался, то он и бунтует в рамках данных ему полномочий. Ему разрешено - попущено, то есть - бунтовать, потому только, что сам Большой начальник бунтовать умеет, но не хочет. И не любит это дело, но ради смирения всех грядущих бунтовщиков, разрешает из любви ко всем определиться с этим делом. Хотят ли они бунтовать, или не хотят. Те, которые не хотят, будут сохранены, как выведенная специально некусачая порода.

Христос обозначил мир как место приложения двух сил. Добра и зла. Двух родов действий. Они не столько противоположны друг другу, сколько наполнены разным целеполаганием и содержанием. Добро это естество и жизнь. Зло это противоестественное и смерть. Естество, ведущееся в смерть - это противоестественно. Смерть противоестественна. Ее не должно быть. Смерть это насилие, совершаемое над естеством. И Бог смерти не сотворил. Вот, в общем, наши. Нет, не эти, не премьер-президенсткая молодежь. Не путать, пожалуйста. Свои для Христа это те, кто знает, что Бог смерти не сотворил, и что в естество встроена смерть как чуждая агентура.

Шпион, троян, провокатор..

Он и собирает информацию о естестве, и подстрекает естество на смерть. На уклонение. На грех. Нет, не на это православное паседьмой папомыслам. Грех это - стать паразитом на другом живом и сосать из него жизнь.

Сатана не сотворил, естественно, своего мира. Он его создал. Смерть как мир. О необходимости различения этих глаголов в Писании я уже несколько раз говорил. Создал - тоже самое - вдунул в него свой дух. И стал мир душею мертвой.

Естество, созданное по образу и подобию не должно умирать. Это понятно, совершенно очевидно. Лосский, как один из глупейших растиражированных оф-богословов, и оттого очень любимый современными православными, скомпилировал несколько святоотеческих теологуменов таким образом, что получил "бессмертие как потенцию". Ну то есть - да, заслужить надо. Все это высоким слогом, естественно. То, о чем отцы робко и невнятно бормотали в своих заказанных, и сто раз отредактированных проповедях, решительным шагом прописали глупцы 19- 20 веков. Лосские, Брянчаниновы, Карташовы, Слободские - вся эта шобла умников составила эссенцию "святоотеческого учения". Кислота проела православным мозг. Мозг сдох. В свод мистического богословия вошли риторический ригоризм проповедей и скорые, поспешные и, оттого относительные в своей правде, слова срача с апанентами, восторженно записанные и плохо усвоенные тормознутыми абажалками, пропущенные ими, к тому же, через розовые очки их восприятия.

Естество не должно умирать, Бог смерти не сотворил. Бог это Жизнь. В дуализме Христос утверждает правду Отца, и ложь дьявола. Бог - Отец естества. Что естественно - то будет жить всегда.

Бог-Начальник христианствующих язычников это - верхушка властной пирамиды. Еще важный момент. Любое его действие есть - власть. То есть: власть и энергия - одно и то же. Именно в таком понимании - власть как: я начальник ты дурак. Власть и вседержительство в мирском понимании: на всем сижу, тута все мое, все могу, всех люблю, но строг и справедлив. Как можно представить себе идеал власти каким нибуть начальничком из самых прогибных, но мечтающих сменить позу на более прямую: много полномочий. Как протоиерей Смирнов мечтает полномочий, чтоб почикать за неделю-другую всех абидчикав, под видом наркобаронов. Протоиерей Смирнов хочет полномочий, потому что это приближает его к пониманию бажественного. Вот такие ушлёпки как протоиерей Смирнов и писали про Бога со своего автопортрета, по своему образу и подобию. Что и назвал Христос - сатанизмом. Ваш отец - дьявол. Исполняете вы его желания. Конец ваш не за горами.

Дуализм Евангелия, это обозначение разных действий. Воля Отца - воля естества, сердцевины, сердца. Воля дьявола - противоестественное, ворованное, паразитствующее. Как дейстия - они равносильны. Для христианствующих язычников они не могут быть равносильны. Они не могут себе представить, вообразить, как начальник цеха может действовать сильнее директора завода. Не может такого быть. Однозначно директор сильнее. Поскольку они живут в этой сатанинской системе координат - то до них никогда и не дойдет.

Ни-ког-да.

Пока не сменят систему координат.

Как не дойдет до религиозных материалистов всех мастей и оттенков желтого, полагающих, что от Бога можно отделаться этикетом. Читаем - нужно отделаться этикетом. Дедушка старый, ему все равно...

ignaty_l: (Default)
 о разных степеня етественной свободы.
....
вопрос - стесняется ли свобода разумом? проще говоря - хорошо быть кискою, хорошо собакою, можно все, что душа пожелает.
а в непадшем мире?
вопрос ставится с целью понять - отчего пал  мир духов.
это мы с Кириллом выясняем о свободе...
итак, пока я озобочен только собою, свобода моя такова, что на современном языке называется “безграничной”.
это кажется очевидным.
так же очевидно, что для двоих не будет “две свободы”, ибо эта штука не складывается..
значит ли ли это, что для каждого из двух будет по пол-свободы?- то есть - делится ли свобода?
тоже нет, и это также очевидно.
...
итак есть два варианта пользования всеми сразу одной неделимой свободой.
система служб и договоров, и бездоговорное со-гласие.
все Твое- Мое.
в первом случе - “разумное распределение ресурсов”.
во втором - колхоз, да, коммунизм, анархия, мечта человечества, которую так не любят православные иерархи и православные массы, предпочитая передвигаться с хоругвями через плечо, и пытаться выменять за такое передвижение у Бога хорошую погоду и победу над ворогами. 
...
сатана “пал” очевидно из-за предложения разделить имение, но не совсем понятен “механизм”  рождения (в голове) самого предложения.
Кирилл настаивает, что паидеи его и появиться не могло, будь все изначально совершенно.
коммунизьм в падшем мире невозможен, поскольку все в итоге упрется не в ресурсы даже, а в работу, которая нах никому не нужна.
нормальный человек не любит работать, “добывать ресурс”, он любит все на свете, иногда и поработать в удовольствие.
поэтому в падшем мире возможна анархия, как “нетребовательность к ресурсам” и не доверяние их распределения всяким козлам.
чем уже наш круг, тем шире наши души. 
безграничность свободы легче перевариваются десятком человек, чем десятком миллиардов,  и все большое начинается с малого.
...
но мы щас не о политике, а о сатане.
в мире когда нибудь наступит время, когда люди будут здоровым смехом смеяться над великими анператорами, патриархами и деяниями соборов, походами тамерланов, переломными моментами и прочей суетной чепухой.
но это вряд ли при нас, поэтому о том, что всегда наглядно - о сатане.
духи построили свой мир, и в какой то момент встал вопрос об апгрейде.
вообще в норме считать, чтовесь мир принадлежит мне.
для примитивного существа - только мне.
для развитого, свершенного - мне, как и тебе.
и тут речь идет о двух уровнях свободы.
два естественных состояния из разных уровней сознания породили зло - действие захвата.
такая комбинация получилась, как будто бы человек пользовался сознанием улитки.
я берусь пользоваться своим  могуществом развитого существа, оставаясь в желаниях домостроя.
дом улитки будет инкрустирован алмазами, и весь мир станет домом улитки.
это не мораль, и не только художественная бесвкусица, типа малинового пиджака поверх белых кроссовок.
но, повторюсь, ничего “неестественного” ровным счетом не случилось. 
Оно получилось из сложения двух или нескольких естеств.
Духи остались в состоянии примитивного мировоззрения, стали клепать ракушку, умея - да и требованием естества готовыми - выйти из ракушки.
Кирилл говорит, что ему интересно понять, почему...
Ну для начала хотя бы от моделей для сборки надо отказаться и от дурных слов про “совершенство”, и “апсолют”.
Это заразные термины, им следуя, понять что-либо не получится просто из-за выбора инструментария.
не запахивают поле вилкой.
 
ignaty_l: (Default)
 к предыдущему.
Верующий, как и сказано, уже не умирает - то есть процесса хотения смерти в нем уже нет - но перешел от смерти в жизнь. В этом смысле прав наш Фёдор Васильев, говоря, что человеку естественно желать быть со Христом, ибо витальность, Им излучаемая, в некотором роде уникальна. За Христом именно охота волочиться на одной интуиции, понимая, что Он знает куда идет, и куда идет - там будет хорошо. 
Фёдор, правда, предлагает подключить художественное воображение, то есть, в общем, не совсем не прав, ибо вера это акт вполне художественный, активный, талантливый, но неправда, однако, что отыскивание в себе дара художества может решить проблему... Жизнь - достаточный дар, она сама по себе - художество, и не нуждается в опечатывании себя приятными человеку формами выражения своего вдохновения.
Вере достаточно цепляться за жизнь. Вера вообще адекватна жизни. Смерти нужно прямое доказательство, свидетельство даже, ибо таковы условия договора - требуются подтверждения, желательно железные, что тебя не обманут. ...Поручительсва... В этом смысле мир прочно завязан на зле, на тугом узле поручительств. Витальность Христа предлагает забыть обманный инструментарий. Детям не требуется договор с родителями. Какой договор, когда твои желания просто угадываются? Захотел есть - титька  тебе под нос. Захотел хлеба - не получишь же вместо хлеба змею... 
Хотения движут миром, а вера исполняет хотения. И вера, а не договор, есть условие счастья. Обычное - “я хочу”. Желание благое - жить, оно угадывается Богом “без слов”. Поэтому и молитва “Отче наш”, не имеет элементов взрослости. Она вся - “дай”. Она - “пап, оставь Ты претензии (не ругайся), мы же без претензий”. Она - о защите и желании. И об исполнении желаний - о вере.
 
(продолжу попозже)
 
ignaty_l: (Default)

О свободе.

Да, чуствую что слово вызывает «бурю эмоций».

Понимается, как всегдау нас со словами божественными, как нечто абсолютное.

В данном случае как – абсолютная возможность отчебучить нечто, после чего ничего за это не будет..

Как -  БОЛЬШОЕ: «МОЖДНА».

 

Read more... )

ignaty_l: (Default)
Бог это - Жизнь. Да, жизнь это та самая искомая “природа Бога”, и нечего мудровать и искать иную. Жизнью создано и вещество - материя. Движение жизни, действие, энергия - а жизнь не может не действовать - создает вещество. Которое становится оболочкой появление иных форм жизни. “Материальных”.
Бог не создавал никаких “законов”. “Природа Бога” -Жизнь, да - сотворила все сущее Собою. Сотворил небо и землю - восхотел и стало. Хотение - привод жизни. Жизнь творит жизни и по образу и подобию наделяет их хотением. Иначе бы и не жили, без хотения... Хочу, значит - живу. Это и есть - “закон”. Благое хотение. Осуществление ожидаемого, то есть - исполнение желания, как и сказано. - Вера.
Бог верой сотворил мир. ... Вот часты наезды - что это Бог такой неразумный - не просчитал падения и несчастья...
А Бог исполнил желание - возлюбил.
Влюбился.
Конечно не в Самого Себя. В еще не бывшее. Решил - пусть будет то, что люблю. И сказал - будет свет. И стал свет.
Дам жизнь тому, чего еще не было, чтобы влюбиться. Верой, без всяких просчетов. В свободе должно появиться существо, в которое можно влюбиться как в другое.
Живи - и зажило.
Свободный мир, жизнью созданный.
Исполняя желание Бога, чтобы жил, исполнением своих желаний - мир - осуществлялся.
В вере, любви, надежде... - желании, интересе, терпении.
В терпении - потому что в ожидании плодов свободы, дабы не получить слепок.
В любви - потому что новое обещает неожиданность.
В желании - потому что предвкушение появления нового должно исполниться осуществлением.
Жизнь отпустила мир в свободу.
...
Было и падение мира, мир споткнулся.
Эта трагедия затмевает даже сотворение мира.
Духи решили не ждать развязки - потеряли терпение.
Они уже есть, а мир еще не закончен.
Чего еще надо...
Можно уже пользоваться.
Духи решили что все остальное создано для них.
Что дух - венец творения, а остальное можно организовать в пищевую цепочку.
И организовали пищевую цепочку.
Замкнули мир на себе.
На материю, которую они держат.
Так появился новый мир и его княжество.
Через блокпост которого пройти к Богу стало невозможно.
Всех разворачивают и запускают по новой.
...
Остались в мире признаки жизни.
Вера, надежда, любовь.
Естественные чувства.
С ними можно прорваться.
Не утратить желания жить, исполняя его в терпении.
...
Исполняя свои естественные желания мир живет.
Исполняя неестественные желания сатаны мир умирает.
Сансара.
Круговорот, кругообмен.
Выход - есть.
Он есть уже сейчас, потому что потайная тропа указана на карте человеческого сердца.
Терпеливо так, с минометом любви и пулеметом веры, партизаны любви и егеря веры - терпеливо так крадутся тропами нанося урон оккупантам.
Открывая новые тропы, извилистые, куда не ступала нога идущего на убой стада.
Когда их наберется много, они устроят ковровую бомбардировку, направят свою юнкерсы на аутпосты завоевателей, выведут всех, но пока они крадутся малыми группами, малым стадом, о большом стаде помня.
Верой, конечно.
Желания будут исполнены Богом, если они Ему предназначены.
Жизни.
И любовью.
Хотением быть в жизни, а не в смерти.
Ну и терпением, надеждой.
Быстро делается только зло.
Добро восходит неспешно, имея образом своим вечное.
...
Поэтому Бог, это - конечно - Жизнь.
Она развивается хотением, исполняя его вопреки всяким законам.
Закон умирания для нее не писан.
Верой человек уходит в воскресение.
ignaty_l: (в поисках ...)

Итак, сущность мира – Жизнь. Да, не склад мертвой материи – жизнь. Она везде. Не обязательно белковая, фтористая или кремниевая. Весь мир наполнен живыми созданиями – духами. Огромными, инертными, которые крутят галактики, и совершенно крохотными, «атомарными». Все это шныряет туда-сюда, разъединяется, соединяется, собирается, концентрируется, взаимодействует, связывается, отлавливается, задействует, разгоняется, «заключает союзы», используется и пр., пр. – это огромная, живая работа. Жизнь это всё. Она – везде. Она – основа мира. То есть – Бог основа мира.

Нет, не так что там биологи с ботаниками и химиками придумали, что там материя терлась сама об себя и притерлась до органики чиста по «законам». Вот «законы» эт самое интересное и есть. Ну о них потом как нибудь…

Но я скажу и так, что жизнь – основа Бога. Его Природа. Сущность искомая. Спокойно, ревнители, про единосущность еще не начиналось, все проще, чем отцы накатали. Сущность не едина, но – одна, да. Впрочем, если кто желает поспорить, тот может доказать что в основе Божьего бытия не лежит Жизнь и в основе человека – тоже. Но об этом позже, еще же есть христологический догмат, да? – Ну после о нем.

Да, Природа Бога – живой, Чистый Дух.  Что знач – «чистый»?  И что знач «без изъяна»?

- Значит, на нашем примере, что это бесконечная матрица, в которой нет ни одной «выбитой ячейки», ни одного «битого пикселя».

Проще еще говоря – "природа Бога" – Жизнь – не бинарна, не дуалистична. Она – тотальна.

А что такое «смерть»? какова ее сущность?

- это – «замкнутый цыкл».

Сансара, иллюзия бесконечности…

Вот с чего это все решили, что зло противоположно добру, а?

Что это какое то «отрицание», а?

«Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы?»

Ведь сатане явно было чем похвастаться – все царства во мгновение времени и вся слава их. – Круто ведь.

Да все бы офигели. Не знаю, кто из наших ап. Преемнегов – то бишь епископов – не позавидовал бы такой организации и такому орднунгу. Ну скажи что круто? Красота! «Сделано с любовью» (с). Абзавидуешься. Никакими боингами эту красоту не проткнешь, пусть завистники прикусят язык.

Разве есть хоть какое зло в, скажем, нефти? – Нискока.

Одна польза кругом. Можно сесть на машину и поехать в те прекрасные места, где нефть не добывается и не проливалась давно. То есть – гагары дохлые не валяются штабелями, измазюканные как индейцы мазутом.

Ну и т.д.

Богословие зато знает очень хороший термин по отношению к не злу. «Нейтральный» - называется термин. «В зависимости от использования», так сказать. Гвоздь, который - как сослался Огрешин на апологета нейтральности – можно в стену вбить, а можно в лоб.

А почему вот такая смысловая хрень, вот скажите, а?

Потому что по умолчанию все кругом сплошь благо, но вот воля у нас «не благо выбирает».

Пора понять, что зло это наше существование и есть. Не то что оно (энергетики – брысь) «злое» .. – «падвижениям души». Это факт, а не акт – зло. Вот по факту наше существование и есть то, к чему именование «зло» приложимо тотально. Не энергийно, повторюсь.  Да, можем мы, будучи злы, делать и говорить доброе. Даже можем наше существование во благо «промыслительно» оборачивать, потому что догадливее сынов света в своем роде. Вот этот материал под руками, имя которому «зло» - вполне в добро можем переводить. Под «материалом» имею в виду не – действительно - нейтральное вещество, а существо мира сего.

Но наше существование протекает в мире, который по факту бытия есть царство сущности зла. Это просто факт. Не энергийный нисколько. Сущностный.

Вот это все (обводим руками) без всяких воль и энергий – зло. Работая на него, получаем получку: «ведь жалование греха – смерть, дарование же Бога – жизнь вечная в Христе Иисусе». Оно нам сущностно, и по отношению к добру и впрямь – нейтрально. Равнодушно совершенно. Как раз в энергиях еще хоть какое добро и есть, и часто не малое.

Понятно, наверное, что я хочу сказать. Зло это не «анти добро». Не «анти жизнь». Это вполне себе и добро и жизнь. В системе координат зла и смерти.

 

Продолжу еще потом..

 

ignaty_l: (Default)

Адам – да был первая попытка, первое зерно на земле, первый из «рожденных свыше», первый обОженный. И задачи те же – миссионерские. Преображать землю и людей на земле. Вводить их в мир Бога…

Для христиан всех времен было непонятным «долготерпение Божие». Что, собственно, ждать? Мир давно пора в перезагрузку. Все смиряются по простой причине – велено ждать, когда побольше народу раскается, упрощенно понимая Петра. Поэтому – мучаемся пока…

Нет, не поэтому... Шестоднев в прочтении, которое креационисты считают, заблуждаясь, буквальным, мешает понять что Бог – строитель, созидатель. «Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день». Возрастание жизни, как и ее изменчивость – эволюционны они, последовательны. «От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето». Да, мир переродится естественно, дозрев до перерождения. «Где будет труп, там соберутся орлы». Мир умрет, да.  «Две твердыни», два мира идут к этой точке каждый со своими целями. Мир будет и развиваться и агонизировать. И активная проповедь Евангелия и агония мира – они совпадут. «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию». В данном случае метанойя (μετάνοια) означает скорее «превосхождение ума». Умоперемена всего мира. Думаю – внесенная в  ум ясность.  «Не прейдет род сей, как все сие будет» - человечество переживет сегодняшнюю вселенную.

Мир придет к точке своего изменения – естественно. Эволюционно. Именно грядущее видоизменение будет точкой конца.  Как кончилась эпоха мустье, так кончится и сегодняшняя эпоха уже достаточно очеловеченного кроманьонца. Тварная вселенная антропоцентрична в метафизическом своем плане, эволюция человека  должна поставить точку. А пока… - Пока Бог собирает тех, для кого метанойя не сверхъестественна. Не так, скажем, напряжна. А она – прав еретик Давлатов – для многих очень напряжна и неосуществима по вполне естественным причинам. Человек еще слишком дикое существо. И стать простым как голубь  и стать мудрым как змей – это призыв к способным. Не способные – неподсудны. Способные – не  отвертятся…

Адам был призван к миссии в юности человечества. Он не справился с миссией. Дух работает в чистом, вмещающем  уме, а вмещающий ум оказался засоренным чуждым вмешательством. Адам не принял соработающего Духа, засорив ум и все естество духом поработителем. Христос исполнил миссию и Дух пришел – вышел снова на работу преображения человека.  От человека требуется отклик, его ждет второе рождение.

Это взаимосвязанные вещи – проповедь Евангелия, работа в человеке Духа и конец мира. Он и не будет в полном смысле «концом», скорее – началом.  «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся». К этой точке изменения идет на марше и демонический мир. Мир бога-поработителя. Из Божьего мира этот мир выглядит серным озером. Как он выглядит для самих его обитателей – неизвестно. Христос там побывал и вывел пленных, но что видел – не рассказал.

Грядущее «второе пришествие» (о котором вчера говорили) будет связанно с метанойей, со способностью духа и ума человеческого – каждого ума – вместить и сделать свой окончательный выбор Бога. Думаю – сатане в итоге никто не достанется. Человек всякий будет рассечен и демонические грезы безлично растаят в искусственном мире, созданном для своих захватнических целей.

Мир не закончится тем что у Бога лопнет терпение или «наберутся праведники». Мир идет к преображению. Первый Адам и Второй Адам – были предвестниками этого изменения человека. Христос даже показал как это происходит.

Цель же Христиан остается прежней. Научать вере. Вера тот приводной ремень воли, который включает в работу человека многие скрытые в нем грехом резервы. И гнаться любовью и с любовью - к открытию этих резервов преображения – этому должна учить Церковь.

«Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь еще превосходнейший….  Гонитесь любовью; ревнуйте о дарах духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать».

Прозревать тайны человеческие и Божие – это путь к метанойе.

ignaty_l: (в поисках ...)

«Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» - вся миссия Христа в этом.

И миссия – цельна. Дела дьявола – все. От мелких до ада. «Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего. Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга, не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны».

Думаю – Иоанн расписал все как есть. Мир делится на добрых и злых. Никакого другого деления нету.  Зло же это ненависть и ее утверждение…

Христос показал что зло – внешняя сила. К человеку  примешанная и ему не свойственная. Бог есть свет и нет в Нем никакой тьмы. Зло – третья сила. Не вторая именно, а третья… «и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки». Этого не хотят понять. Не хотят понять, не принимая того что «благодать» это свобода и автономия. Это навсегда данное и неотбираемое. У некоторых отцов церкви есть понимания зла как «третьей силы». Не Бога, не Его творения, а совершенно самостоятельной, «творящей» некий мир с названием «смерть», силы…  У Макария Египетского есть это понимание зла как структуры захваченного космоса…

К Богу совершенно не приложимы те «силы», которые действуют в тварном мире. Казалось бы эта простая мысль должна сама подсказывать другую мысль:  что силы эти – совершенно автономны. В мир вложено все и вложено – благом дано - в избытке,  чтобы мир жил и развивался в свободе, а не марионеткой на нитях Творца, Который подпитывал бы только «послушных». У Бога нет лицеприятия, Он не выключает краники жизни, Он дал и не отбирает.

Но вот зло это тот, кто встал у краников и начал их крутить. Весьма способная личность. В Писании именуется сатаной и относится к высшим духам.

Новое – и принципиально новое, я бы сказал – шокирующее новое в Евангелии – то что «все царства мира во мгновении времени» - это царства сатаны. Весь этот «порядок» которому человек вынужден подчиняться – это не Божий порядок. Хоть в Писании и говорится что вся власть «свыше» и «от Бога», эта правда относится только к принципу власти как служению. Власть (exousia) – «способность распоряжаться» - лишь один из даров каждому человеку – уметь служить другим. Власть как способ поработить других, распорядиться даром служения для себя – и есть зло. И оно, конечно, очень сильно...

ignaty_l: (в поисках ...)
продолжу

«Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле. Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная. Дети! храните себя от идолов. Аминь

По классике мы имеем массовые отвороты от Бога. Мол Бог предвидел до чего может довести свобода, но решил провести тварь через это горнило свободы, чтоб тварь в конце сама определилась с кем ей быть. Сначала почуял свободу и отвалил «от Бога» сатана, потом подговорил на это людей. Все выбрали «жизнь без Бога». Ушли куда-то, повернувшись задом. Оказались вне досягаемости благодати.  Ну и Бог всех отпустил на свободу помаяться, подождать когда людям надоест это дело. Про сатану классика учит что он прямолинеен как столб и возврату не подлежит. Уж если пал, то - пал, а от человека еще можно дождаться покаяния. Некоторые, правда, чают спасения сатане тоже. Спасен он будет, видать, также от «выбора небытия», но этот теологумен не очень популярен. Короче, все «спасаются» от своего выбора. Выбор был – жизнь без Бога, а какая жизнь без Бога, если Бог есть Жизнь? Никакой.

Почему-то мысль что люди спасаются от сатаны – не популярна. Считается по умолчанию что сатана мешает людям спастись, но он сбоку припёку мешается. Очень злой, противник нашего спасения, но не главная причина смерти. Смерть «люди» выбрали сами. Сатана подсказчик, но не более того. Сатана же ничего не ел… Он просто, мол, обзавидовался что люди такие хорошие получились. Послушные...

Мир лежит во зле и Христос дал нам свет и разум для познания истинного Бога. Христос  говорил упрямцам: «ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи».

«вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира.  Потому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах ваших; ибо если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших».

Про «отец дьявол» сказано, конечно, всем, а не задиристым иудеям. И это не метафора. Людям и впрямь удобнее и проще хотеть хотениями дьявола, тутошнего мироустроителя, и исполнять его хотения. Жить по его удобным законам, делающим человека рабом лежащего во зле и грехе мира.  «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей». Мир питает человека желаниями: «все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская».

Смерть это изъян, грех, но это не пустота, не ничто…  «И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это смерть вторая». Смерти– «участь в озере».  Вместе с именами смерти, с идолами, выбравшими смерть как форму бытия - Откр. 21:8.

Вот чего Христос взъелся, казалось бы, на фарисеев? Они разве что-то не то делали? Разве выбрали они не Бога? Грешнее блудниц и мытарей были, что те поставлены, как идущие в Царство раньше их? Мытари ведь были прохиндеи еще те… Ну с блудницами даже по православному все ясно. Что такое ставило фарисеев в конец очереди? Как апостолов Христос призвал? – Пошли за мной. И те пошли, бросив орудия труда. Даже чуда мало-мальски убедительного им не показал. Ну наивнейший народ, сказали: «пошли», они и пошли. Ну наверняка до этого Они Его видели и слышали, из одной местности все были-то. Ну там многие так говорили, мол – знаем мы Его. Плотников сын, ничо особенного.

Христос говорил: кто уверует и крестится – спасен будет. Креститься значит – погрузиться, окунуться в веру. Там – в ней – и остаться не выныривая. Никакого магизма – акт согласия. По вере вошел в воду – по вере вышел из нее новым человеком – верующим в Христа. Не «правильно крещенным в православие», как учат фарисеи, а – верующим в Христа. Ну фарисеям хоть кол на голове затёсывай, у них вера на втором- десятом месте. Главное чтоб все правильно было. Если что не правильно, то не считается. Вот что Христос на фарисеев взъелся? – За то что делали из веры в Бога – «православие». Как все правильно по полочкам разложить в мире сем, чтоб Богу нравилось. Мир сей во зле лежит, тут чо не делай «правильно» - все одно получится. За неправильность разорвут на кусочки –мощей не соберешь… «Ваш отец дьявол» - нам всем сказал. Розанов замечал что Христос миром не любуется. Все верно, Христос на редкость не созерцателен в Евангелии. Ну да – лилии полевые, птички поют, но какие нафик лилии, когда мир во зле лежит? Христос не акцентирует внимание на красоте мира. Все время – на зле, на скорби. Птички – потом будут. Птички для молодых женщин и детей, а взрослым пора уже взрослеть. Фик с ними – с птичками – далеко не улетят, все к Отцу идут, вам, ребята, посложнее чем птичкам. И задачи у вас с птичками – разные. И хватит Богу «угождать», будто Бог тут вам сейчас молочные реки за хорошее поведение пустит. Мы в окружении, выход только со Мной. Кто идет – пошли.

…Ну и начинается – товарищ полковник, как изволите чтоб мы шли, рассчитавшись на первый второй или как иначе? С песней изволите? Ордена надевать? Как же так- целый склад добра оставляем – жа-а-алко!

Ну и понятно, кто понял - пошли сразу, без песен и орденов. Кто идет, тот идет. И добрые и злые. Остальные так на складе и перебирают тряпье. Успеем. Надо организовать достойный выход из окружения. Штрафников пока на гауптвахту, остальным усердно готовиться к прорыву. По слухам – обещано подкрепление и штурмовая авиация. ...Еще есть достоверные сведения, что мы в будущем нанесем ядерный удар. На всякий случай всем быть в противогазах.

Так вот – Церковь это верующие в Христа  и потому идущие за Ним. Без всякой подготовки. Во время привалов все причащаются, замазывают мозоли и хиляют дальше. Все идут на выход. Все рады что идут, зная что в конце все будет новое.

А, тем временем, глыбоко в тылу, в условиях повышенной боеготовности, возводится бастион, строятся казармы, и ведутся переговоры о перемирии. Мы хорошо подготовились. Ждем. За нами придут.

(после продолжу)

ignaty_l: (в поисках ...)

От воцерковляемого ныне требуется подтверждение того, что в Бога он верит и отрекается от сатаны и дел его. На сатану предлагается поплевать, а дальше знание о нем ограничивается информацией, что сатана это скорее человеку помеха – в деле спасения. Для Бога сатана посторонний предмет в Его долготерпении человеческого упрямства – когда человек покается, тогда можно и сатану порешить в сере со всеми приспешниками. Собственно избавиться от Своего творения Богу, мол,  ничо не стоит, но Богу нужно чтоб все выбрали Его, а не непойми что. Сатана вредитель, конечно, противник, но на нем Бог уже давно крест поставил, так что и нянчится  долго не будет. А может и «спасет» (от него самого?) – но сие нам неведомо и помолчим в космос, чтоб не заиметь лишней жалости.

……

Классическое богословие понимает смерть как «небытие». Это неправда. Небытия нет. Все что сотворено и создано, оно – есть.

Бог сотворил этот мир и дал ему жизнь. Привел из небытия в бытие. И обратного отката это не имеет. Бог не убийца. Это очень важный момент – Бог не убийца. Это надо знать, это даже не вопрос веры для верующего, это должно знаться как - знание.

И есть узурпатор этой жизни – сатана, изобретший новую форму жизни – смерть. Совсем не мелкий пакостник, «выбирающий небытие» сатана…

Вся эта философская заумь про небытие  должна быть выкинута и забыта. В занудливейшем учении о вечных муках есть примитивная правда. Это учение отвергает небытие. В том и особенность ада, что это тоже форма бытия. И у этого бытия есть свое начало.

Ад это не наказание, а - форма жизни. В ней есть даже своя «свобода» и своя «любовь». На земле много такой «свободы и любви»;  она тут начинается – адская жизнь. И себе и другим люди ее устраивают… 

Сатана умелый и опытный политик, всегда улавливающий «настроение избирателя». Очень умелый интриган, способный вызывать к себе и своим делам – жалость. Главная цель – обвинив Бога, посеять неверие. Представить Бога равнодушным и немощным, не умеющим властвовать и наводить порядок. 

……..

Отречение от сатаны – не формальность. Снова: ад это не небытие. Это параллельный, иной мир, сделанный, ограничившим свою любовь одним голым хотением, духом-организатором. Ад – «ответ Богу» на призыв свободы. Парадиз рабства.

Пространен путь ведущий туда. Это верно. Куда ни ткнись – всюду натыкаешься на пропаганду рабства. Одни кипят деятельностью хорошо обустроить мир, другие – себя в мире, третьи обманывают, что став зомби – влетишь в рай пинком духовнической молитвы. Узок путь и немногие находят его.

Энергийная схема, рисующая нахождение этого пути, дурна своей мнимостью умной простоты: «поверьте, все очень просто,  -  человек отворачивается от Бога и обнаруживает себя во тьме. Он движется в никуда, в небытие, выбирая его сам, отвержением Бога».  – Бред полный и нормальной расшифровке не подлежит, между тем это «православное учение». «Человеку надо выбрать Бога» - ага. Люди – «электорат». Человек – «избиратель».  Он же «военнообязанный», «законопослушный гражданин», «квартиросъемщик» и т.д. и во всех этих качествах он остается избирателем. Чем более чистоплотный он квартиросъемщик – тем повёрнутее к Богу он своим «выбором». Чем законопослушнее как гражданин – тем лучше откорректирован разворот. И так по всем позициям, пока стрелка не установится плотно по направлению к Богу. И тогда избирателю ничо не остается, как только - проголосовать. Явить свою волю как выбор. Выбрать «направление к источнику света и любви».  Подобная болтовня ни к чему не обязывает, кроме как признать в качестве вероучения слегка ощщекатуренное и подбеленное фарисейство. Встаем, значит в очередь, и осторожно, соблюдая дистанцию, движемся гуськом по узкому пути по направлению к источнику добра. Не забываем что на самделе это путь средний, он же – царский, потому как – «посмотрите направо, вы видите? Да? Какое чудо!» - параллельно, но чуть впереди, хлопает крыльями ангельский чин, как мошкара на лампочку летящий в сторону источника почти не касаясь земли настоящим узким путем. Потому что дали обеты быть «законопослушным гражданином», «квартиросъёмщиком» и пр.,и, вдобавок, редкие обеты: «детонерождения», «безусловного повиновения», особенно любимые не только Мао Цзэдуном, но и источником света и любви. Двигаясь таким незамысловатым способом по двум путям – узкому и царскому – можно быть твердо уверенным что движешься куда надо, тем паче некоторые подтверждают что – да, чота видели. Чота мелькало. Верной дорогой идем, товарищи. Энергии нас обтекают.

(продолжу после)

ignaty_l: (Default)

Христа убивал сатана. Руками людей, конечно, но действовал он в первую очередь. В тонком мире произошел Армагеддон, решающее, как принято говорить, сражение великой и единственной войны. Выигранной без всякой дипломатии и без всякого сопротивления Одним Единственным Пленным. Вот в эти три дня – с пятницы по воскресенье.

Вот вопрос – зачем сатана так спешил свести Христа в ад? И еще – чисто теоретический вопрос – мог ли сатана не убить Христа? То есть тут не так что: раньше – позже, а вообще – отказаться?

Ну не будем, наверное, думать, что сатана был на тот момент полный валенок и совсем не догадывался что ему сулит встреча со Христом в аду. То что Христос не имеет в Себе причину смерти – тоже знал. «Смертию умрешь» сказано Адаму.  Христос умер не смертью. Умер – да, но смерть в Нем не осуществилась. Не функционировала, и ад не имел ячейки для смерти не смертью.

Из двух для себя зол сатана выбрал - убийство. Потому как отказ сатаны от убийства Иисуса из Назарета, означал бы примирение с Богом. Готовность поклониться и служить, то есть – освободить тварь от своего влияния, умалиться и покаяться.

Христос же говорил, что власть сатаны – централизована, там нет «анархии», царство это не делится, оно – делит,  это мощная, прочная власть, с добротной иерархией.  Демонический мир весь держится одной волей. Христос возмущался бесовской пронырливостью и бесцеремонностью и выгонял бесов из людей, но Он с ними в общем и не сражался, просто выгонял их также как целил болезни. Одного поля ягоды-то…

Ну не убить Христа означало – освободить сердца людей от себя. Это было в его силах. Это было бы воскресением всего мира. Освобождением. Но этот вариант сатана и не рассматривал.

Но вот что он ожидал от встречи?

Ну вот в первую очередь он ждал отказа Самого Христа от своей миссии. Что страх Его сломит. Что даже в последний момент хоть на судилище, хоть даже с Креста, но Христос попросит пощады. Ведь Господь очень боялся смерти. Мы так не боимся и не можем бояться, потому как имеем часовой механизм от сатаны, «помогающий» встретить смерть с некоторой апатией. Уход Христа в смерть сопровождался смертельным ужасом: «около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? …. Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух». Кричал же от страха, уходя в смерть…

Чего еще ждал? Продолжения незаконченного разговора в пустыне? Что – вот они какие люди. Предали, продали, порадовались; даже ученики разбежались как зайцы. Мелкие, ничтожные людишки, полностью во власти своих похотей, гордости и страхов. То есть – это люди Тебя сдали в плен. Ну что – шарахнем по ним вдвоем? Ясно же – чья взяла.

«Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен». Чаепития не состоялось. Ну сколько можно повторять:  «Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее».  То есть кто там кого продавал, над кем смеялся – имеет значение глубоко второстепенное в сравнении с тем, что – всё, приехали. Заключенные - свободны: «и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли  и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим».  Вот этой добровольности смерти сатана, вероятно, так и не понял. В чем добровольность-то, раз все было сделано по порядку. Выследили, арестовали, судили, казнили. Попался же! Не поняв даже – кто попался и почему. Вовсе не потому что легионы ангелов могли прийти на помощь – совсем не в том состояла добровольность, что не попросил помощи у Отца. А в том, что показал людям Отца – кротким, так же идущим к жертвеннику с  той же покорностью перед  требованием людей принести Сына в жертву. Авраам получил по вере обетование. Отец получил по любви человечество. Сатана невольно выполнил волю Бога. «Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом». Воля Отца – спасти людей. Добровольность же в том, что это жертва ни в чем не принуждаемого Бога.

ignaty_l: (Default)
продолжая

Сегодня мы имеем раздробленный и продолжающий дробиться «христианский мир», и раздробленных внутри своих конфессий христиан. Мир сей уже совершенно отдыхает. Христиане сами успешно делают за него его дело. Дробятся. Причем делают это весьма изощренно.  По мирски так - ихний кесарь нашего кесаря назвал земляным червяком, бей гадов! Мир сей оставил себе «законодательную власть» и отдал христианам «исполнительную», и христиане взяли то, от чего отказался Христос... «диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то все будет Твое». Собственно цель мира сего проявилась совершенно. - Да будут все врозь (сеять вас как пшеницу).
Разделяй и властвуй – старая дьявольская формула, где в числителе стоит он – сатана, а в знаменателе – «христианский мир», старая формула дает ощутимый результат. Результат такой синергии – число, стремящееся к нулю.
Пугая формирующихся индивидуалистов, сатана время от времени подбрасывает властные пародии на единство, устраивая резню  под лозунгами счастья, братства и справедливости.
Упуганные до обнаружения в себе исторической памяти, христиане сделали правильный вывод, что братства и справедливости желать – тяжкий грех и ну его нафик (кроме монашеского братства, разумеется). Папы и патриархи, печалясь и сетуя, указывают христианскому миру, что он «христианский мир» перестал «различать добро и зло», не стремится «к ограничению себя». Патриархи и папы своим жгущим сердца людей примером показывают что такое христианская жизнь и как на нее настроиться. Совершают ли паломничество «в древнейшую обитель», или кропят св. водой место, где будет стоять обитель новейшая – все это, несомненно, призвано обучить различению добра и зла и ограничению себя.
Прилюдно чмокаясь с величествами и превосходительствами, демонстрируют что одеты точно так, как величества и превосходительства одевались 1000 лет назад, и значит надо помнить былую дружбу и взаимовыручку. Что ничего не изменилось, ..и мы по прежнему готовы.

(позже закончу)

ignaty_l: (в поисках ...)

продолжая

Теперь, задним числом понятно, что мир сей начал с дробления. Единый христианский мир, вселенная мучеников, исповедников, пророков и учителей, апостолов и свидетелей, мир богатый разнообразием богословских вероучительных школ и практик, оказался замешанным в политику.
Интрига – продукция дворца, «мира сего» - проникла в Церковь. Ведь методы двора принципиально не изменились. Епископы стали поставляться и сниматься интригами дворца. Благодарные епископы клялись дворцу искоренением смут и ересей и установлением мира и порядка.
Ну да, ереси возникали. Народ был горячий и любил своих вождей- проповедников, да и просто демагогов. Красное словцо заценилось. Христиане заговорили языком античного театра и поэзии. Приветствовался юмор и злорадство. Умерший то ли от геммороя, то ли от запора Арий, стал объектом шуток, и вываливание «кишок в горшок» вошло в канон вероучения.  Дворец созвал Собор, дворец одержал победу над ересью… Церковь, безусловно, тоже – и в первую очередь – одержала победу над ерестью. Но вот такая крамольная мысль у мя возникает, что не будь христианство госрелигией, то и не было бы никакого «арианства». То есть оно было бы, несомненно, но было бы просто пережито и забыто, как забыты тысячи ересей и еретиков той эпохи, получивших вместо собора просто отсидку в императорских тюрьмах. Арианство же, благодаря вниманию власти, дожило до второго собора, где с его реабилитацией Константином было покончено.
Соборов то было – тьма тьмущая. Эпоха богословов одиночек, навроде Оригена закончилась, и народ собирался по всякому удобному случаю. Однако придание соборам государственного статуса, вывело доктринальные споры на обсуждение их империей.  Учитывая всегдашнее народное глухое недовольство центральной властью – подобная шумиха только привлекала к ересям внимание. Да и в дальнейшем государство само определяло – какие ереси не дают ему жить больше всего. Догматические споры были частью, а порой и продуктом дворцовых интриг.
Церковь перестала соображать сама. Чуть что – епископы бежали к власти. Да и сами стали частью власти. Ересь побеждалась просто - принуждением. Соборы под присмотром госчиновников напоминали судилища. Осужденные отправлялись в ссылку. Протоколы констатировали что ересь побеждена. Удаленные от легионов провинции – отваливались от империи и закреплялись в «ереси».
Дворец с самого начала не был христианским. Христианство Константин рассматривал как подпорку абсолютизма, это хорошо известно. Генеральный понтифик нарожал других генеральных понтификов и жизнь дворца изобиловала убийствами, надзорами, шпионажем, насилием. Юлиан Отступник насмотрелся на тогдашних «христиан» из свого окружения. Да и слишком легко, либерально покупал «отречения» Юлиан от тогдашних знатных христиан. Вполне последовательно и логично отказав христианам в языческом образовании – добился перехода в язычество значительного количества обеспеченных граждан. И это всего за пару лет правления…
Собственно только низшие и средние слои и оставались на ту пору христианами. Что подтверждает простое Христово свидетельство – трудно богатому, трудно.
Итак – империя раздробила единый христианский мир. Христианство перестало вырабатывать иммунитет к подлинным ересям, вышло из состояния саморегулирования, вышло из свободного течения Духа в Церкви и подчинилась принуждению. Христиане забыли данную за них цену и сделались рабами человеков.
Опять же – задним числом можно заметить, что разделение, раздробление Церкви «миром сим» не столько преследовало цель раздробить народы, сколько – конечную цель - раздробить собрание, сделать его беспомощным, «мощным» посторонней мощью. Нерешающие ничего люди, необходимые время от времени только ради массовки, становились не вербально, а фактически не собраниями, а приходами. Стали не собираться, а приходить.
Европейский индивидуализм это не продукт католико-протестантской реформации, а, напротив, реформация продукт отстранения людей от жизни церкви, вынужденной индивидуализацией, уходом из собрания, которое является лишь пародией на единомыслие и единодушие.
И в Православной Церкви индивидуализм это давно свершившийся факт, несколько задержанный в исполении наяву грезами об имперском единообразии. «Соборная и Апостольская» - ныне скорее титул Церкви – воспоминание (репрезентация:) ) былого единства цели в многообразии жизни, а не содержание… Церковная жизнь ныне напоминает скорее работу механизма, и уж совсем не видится движимой свободным дыханием Духа.

(продолжу позже)

ignaty_l: (в поисках ...)

В Евангелии Христос говорит с демоническим миром. Несколько раз.
Но еще можно не столь явно заметить, что и говоря с людьми, Господь вполне подразумевает что сатана его внимательно слушает.
Пару дней назад мы с Кириллом в его журнале выясняли – про кого Христос сказал: «род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка». Кирилл склоняется к тому что говорится о приставучих фарисеях. Я ж полагаю что речь идет о бесах.
Ну вот другое место: «о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» Ну это явно не апостолам сказано, а бесам…
Здесь несколько сложнее:
«Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы. Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона. Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом
То что сатана от Христа просил и ждал знамений  - это первое что сразу напрашивается в сравнение. Действительно – демоническому миру нужны знамения от Бога, Которого они не видят и уж давно не видят в своей тьме…
Но вот дальше – пойдет ли судится с вопрошающими знамения фарисеями Царица южная? Или Ниневитяне?
Зачем им это?
Судиться люди будут с ангелами-подстрекателями. Раскаянные люди.
Но вот дальше про нечистого духа, который полонит человека…
И не только сам полонит, но и дружков приводит..
Христос сказал: «Так будет и с этим злым родом»
Как – так?
И с каким родом?
Ужель с бедными фарисеями, которые поинтересовались чего там со знамением?
Врядли.
Скорее так будет с домом сатаны.
Так же как он поступает с человеком, так и Сын Человеческий поступит с ним.
Сначала Сам войдет, по знамению Ионы пророка, а потом приведет Михаила с дружками – доломать мебель. И последнее будет сатане горше первого.
Наверное.

ignaty_l: (Default)

Уважаю Клару Цеткин. Или это Роза Люксембург сделала нам праздник? Ну не важно. Обе достойны самых теплых слов. Канонизировать, конечно, не предлагаю, но доброго слова – достойны. Приятно по улице сегодня пройти было. Все встречные девушки улыбаются, будто это у меня, а не у них завтра 8 марта. Я, правда, двигаюсь с лицом суровым, насупленным, аскетичным, как застарелый грешник, но все равно приятно…. Даже забыл о чем сказать хотел… - о монахах, да. Так вот – продолжу.
Почему и как пал сатана, вот что хотел уточнить. Поворот в сторону от Бога – это все не так. Это у нас богословие такое, что иначе как «приближением – отдалением» ничего объяснить не может. Сатана «отошел» от Бога, человек «отошел» тоже… Отходчики просто все какие-то… Перенаправление воли «в сторону от…» - чепуха все это. Поворачивать некуда было. Бог был везде. И природа у ангелов была чистая.
Что значит «противиться Богу»? Ведь Бог есть абсолютная Любовь и Свобода. Любовь и Свобода вообще неостановимы. Они не то чтобы даже «возрастают», они просто создают естественную ненасытность. Именно это напряжение любви и свободы говорит об их Божественном источнике – неограниченном. А неограниченность это и есть своего рода «возрастание». Когда стремление есть всегда и остановиться не хочется. Все вокруг твое и не твое. Оно – Божье. Потому что если остановиться, ограничить себя, то почувствуешь что все эти потоки – не твои, несутся с такой скоростью, что не ухватить. Экзюпери заметил, как по разному ребенок и взрослый смотрят на вещи, описывают их. Ребенок едет в поезде первый раз – и просто дух захватывает от разнообразия видов. Все проносится мимо, но дальше.., дальше - еще интереснее! И не важно вообще что перед глазами. Интересна даже мусорная свалка. Взрослый же – приценивается. Останавливает взгляд на красивых домах, опрятных лужайках, то есть – плодах человеческого комфорта. Взрослый наслаждается – завидуя. Все это красивое – не мое. А жаль…
…Потоки любви и свободы не остановить. Поэтому они никогда не станут принадлежать мне. Значит надо – что? Правильно. Ограничить любовь и свободу… - Мира. Дать ему свою стоячую любовь и стоячую свободу. Приобрести этот мир путем ограничения своей любви и свободы. «От обширности торговли твоей внутреннее твое исполнилось неправды, и ты согрешил»… Впрыснуть в мир свою любовь, свое хотение… - Мира. Стылую похоть и стылую довольность. Стоячие чувства. Остановившегося в любви и свободе архонта - «большою мудростью твоею, посредством торговли твоей, ты умножил богатство твое, и ум твой возгордился богатством твоим, - за то так говорит Господь Бог: так как ты ум твой ставишь наравне с умом Божиим, вот, Я приведу на тебя иноземцев, лютейших из народов, и они обнажат мечи свои против красы твоей мудрости и помрачат блеск твой; низведут тебя в могилу, и умрешь в сердце морей смертью убитых. Скажешь ли тогда перед твоим убийцею: "я бог", тогда как в руке поражающего тебя ты будешь человек, а не бог?» - последним рубежом своего пристанища сделавшего человека.
О монахах хотел, да…
Монашество, переставшее в какой-то момент бороться с духами злобы и начавшее бороть человеческое естество, бороть беспощадно то, что наравне с сатанинскими примесями и имеет только память о подлинной любви и свободе – монахов, говорю, надо перевоспитывать, а то нас всем скоро крышка настанет. Сатанинская свобода имеет свое название: «смерть». И в человеке живет «жало смерти» - инородный элемент «бога» этого мира. Безличная, иноприродная дрянь, тормозящая человеческие любовь и свободу. Эта дрянь выводится только через самое себя. Через смерть. «Умерший освободился от греха». Через совершенно нейтральное к добру и злу вещество плоти смерть выходит из человека. Отдаваясь прахом в «питание» дьяволу. Цель христианской жизни – уйти в смерть имея в себе Христову Любовь и Христову Свободу. Это достижимо - верой.  «А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших. Поэтому и умершие во Христе погибли. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков». Вера наша – повторюсь – в Воскресение Христа, а не в точное исповедание веры. Не грехоборчеством с природоборчеством приобретается вера, не самозаклинанием, что "я грешнее всех на свете", а верой в то смерти нет, кроме как в нас самих – убивается грех. Вера же – осуществление ожидаемого. Имея уверенность в невидимом, ожидаемое придет.

ignaty_l: (в поисках ...)

«Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам,  и Он, придя, обличит мир о грехе и о правде и о суде
о грехе, что не веруют в Меня; 
о правде, что Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня; 
о суде же, что князь мира сего осужден
».

грех - неверие.
правда - Христос воскрес и вознесся, и не увидим Его..
суд – сатана отрекся и осужден.
.......
это Миссия освященной Духом Церкви - возвестить веру, воскресение и суд.

«Вот, наступает час, и настал уже, что вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного; но Я не один, потому что Отец со Мною. Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир»

Вот интересно. Утешитель нам возвещает правду – не увидим Христа. Верить будем в невидении.

«вера от слышания, а слышание от слова Божия»

«ибо мы ходим верою, а не видением»

«О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа, Которого, не видев, любите, и Которого доселе не видя, но веруя в Него, радуетесь радостью неизреченною и преславною, достигая наконец верою вашею спасения душ»

«ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие»

Хочется уточнить. Христос не показывает Себя людям. Даже Павлу Он не показался. Христос изгнал сатану их ада и ушел к Отцу, послав Утешителя. Ведь какое Имя у Духа – Утешитель. Есть ли еще что мягче, нежнее даже?

«Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам».

Утешитель констатирует грех как неверие.

Утешителем же обличаемся вместе с миром в том, что сатана низложен, что его царства – отвергнуты всяким верующим во Христа. Причем – все царства во мгновении времени.

Утешитель-же говорит нам правду: не увидим Его. В мире будем иметь скорбь, т.к. мир отверг Христа. Почему – отверг?  И – когда?

 «возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то все будет Твое. Иисус сказал ему в ответ: отойди от Меня, сатана; написано: Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи»

Сатане был дан последний шанс. В пустыне. Миновать суда. Предложено было поклониться и служить вместе с верными Ангелами. Отказался. И весь мир, вся слава мира – отвергнутая Христом – отказалась вместе с сатаной. Мир сей обиделся на Христа.

Распял, конечно, Христа сатана руками отвергнутой славы мира. Человеческие силы тут выступали, отдавшими волю неверию марионетками. Иуда, Пилат, Синедрион, народ – все это были лишь те, кто не верил. Не злыдни какие особенные, люди как люди. Просто – неверующие. Иуда тоже в отчаяние впал что – не поверил. Совесть обличила в убийстве праведника, а вера – не пришла.

Поэтому самый грех – грех всех грехов – неверие.

……..

Вот и живет Утешитель среди нас – и веру дает. И суд возвещает. И правду. Веру в то, что Христос победил мир, что сатана осужден уже, а не в то, что некоторые оболтусы продолжают мир спасать и отмаливать… в то время, когда он – мир сей - уже отвергнут. Правду же ту, что оболтусы эти Христа нам не являют. Христос Воскрес и Вознесся.

ignaty_l: (Default)

Самое сильное движение воли это любовь. Правильней даже сказать, что любовь есть логос всех хотений. Она лежит в основе мироздания.

Естественное воление любой непорочной природы – желать всего до полной отдачи.

Воление сатанинское – желать всего до полного захвата.

Захватив тварное естество, сатана создал зависимость от своих хотений всей безгранично трехчастной составляющей естества: духу, душе и телу, через то, что только и являлось доступным для него, и через то, что и пронизывает все естество – через дух.

Он привязал любви посторонние хотения (похоть) и похоть распределилась в естестве, разлагая состав естества реализацией сатанинских действий: захвата, порабощения, присвоения.

Накопленная сумма  всех реализованных похотей – смерть.

Накопление – умирание, деградация естества.

Преграда вечной смерти – смерть временная, дар Божий – кожаные одежды, материальность.

Человек, умирая временно, не умирает для вечности, покидая оболочку (прах), которой сатана ненасытно старается насытиться…

Непорочные страсти это терпение немощей естества и отчаянное сопротивление неизбежности смерти. Человек не хочет умирать, даже будучи обречен.

Порочные страсти это трансформация любви, это выход в плоть искаженных духовных и душевных переживаний. Порочные страсти всегда сопутствуют проявлениям высоких чувств, и в падшем мире всегда остаются фоном любви. В любой - первично чистый - позыв любви вкрапляется ангел сатаны, что б мучить человека. В любом эротическом напряжении сидит этот червь. Поэтому не влюбленность является порочной страстью и не окончательный выход ее в Богом данный ограничитель страстей – материю плоти, а мучительный бессознательный стыд от невозможности преодоления сатанинской постыдной предельности, душевно-телесный надрыв -подсказанный дьяволом позыв видеть объект любви как предмет самоудовлетворения. И подсказку видеть в самоудовлетворении смысл любви.

И как две предельности сочленены в одной плоти, где и ведут свою борьбу,  любовь трудноотделима от примесей…

«Любовь конечна как и жизнь» – это подсказка сатаны.

«Сатанинские мучения не вечны, так как смерть побеждена» - это призыв Бога: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир»

Имея материю защитой от сатаны, человек призван, не ведя брань с плотью, реализовывать природные устремления вне попыток узурпации и пленения всего на свете.

Человеку даны простые заповеди, объединенные одной Новой заповедью, и они не тяжки.

……………

Практикуемая же борьба с непорочными страстями, как проявлениями падшести естества, подталкивает разум к некрофилии, к несопротивлению смерти не по призыву Господню смело следовать за Ним, ибо смерти нет, а к смерти как избавлению от спасительных, в общем то немощей, смерти как цели выхода из жизни, отметившейся ею как можно большей незапятнанностью прикосновением к этой самой жизни.

Что это как не буддизм?  

April 2013

S M T W T F S
  12 345 6
78 910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 09:04 am
Powered by Dreamwidth Studios