ignaty_l: (Default)

Православная байка гласит, что любое добро, которое должен исполнить православный, любая оказываемая им помощь, происходят не ради того, кому добро совершается, а ради собственного спасения. Такое указание является совершенно неприкрытой чернухой, прямым сатанинским наветом. Цитатки у православных, подкрепляющих такую их эгоистическую позицию, естественно, имеются, как же без цитаток. Подкрепляется это следующим рассуждением. Добро, совершаемое ими, совершается ради Христа, Ему же и приносится. А облагодетельствованный человек есть лишь орудие, с помощью которого бох послал возможность усовершенствоваться. Тут, как мы видим, в уродливом состоянии находятся и представление о Боге, и о человеке, и о добре. Целый букет самых грязных извращений.
Но нас пока заинтересует здесь только христология, потому что оставлять ее в таком виде совершенно точно нельзя.
Христос очень часто – да почти постоянно – переводит стрелки на Себя: «Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее.  Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня». То есть по цитаткам вроде бы так и выходит. Без цитаток православные шагу ступить не могут, всё растаскали на цитатки. Это у них самый писк такой – кто кого завалит цитатами. Как игра в города. У кого цитаты кончились, тот проиграл. Но православные никогда не проигрывают. Потому что библея книга большая, и цитаты в ней не кончаются. А еще есть святые отцы. Вот там цитат – о-о-о.. Как мух на помойке. Если у кого-нибудь вдруг да кончатся, то Кураев принесет еще. Как хлеба в блокаду. Сидят, значит так все голодные. Холодные, озябшие. Кушать нечего, нечем ответить на вызовы времени. За порогом мiр пургою воет, бушует, стучит в треснутое окошко. Дверь открывается, оттуда сразу холодом потянуло, и входит миссионер, быстро за собой запирает, обувь отряхивает, оборачивается, и от лучины падает свет на его добрые глаза. А в глазах такая радость, что лучина блекнет. Достает из-за пазухи сверток, в тряпице обернуто что-то квадратное.   
Дети! Я вам покушать принес! Фашисты наркомовский склад разбомбили, вот я успел тут.. И разворачивает тряпицу, а там две здоровые пайки. Снизу бурая как хлеб, сверху желтая как масло. И на обложках написано: «Фудель» и «Шмеман».
И. Д-дав-ва-ай. Всю ночь читать при лучине. Для себя откровения. Глаза открывать с помощью официальных  лиц, у которых уже открылися. Про то, что у церкви есть тёмный двойник, и светлый тройник. Но волшебная еда все равно двойника уполовинивает. И им все становится сразу ясно. Будем жить. Будем делать выводы. Двойник супротив тройника не катит. Всё по полочкам разложено Двойник! Вот оно, да! – Есть! Теперь вапще все знаем. Даже священники уже об этом заговорили. Теперь уже, значит, можно. Очень даже понятна теперь причина всех этих недостатков. Теперь не надо на них закрывать глаза. Теперь на них надо смотреть. И делать для себя выводы. И спасаться.

укатано )

ignaty_l: (Default)

Точное изложение православного учения о Евхаристии.

 

"Благодарим Господа" - венчание Трапезы. Благодарение: "И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.  И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,  ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов".

Вроде ни у кого нет сомнения, что жертва приносится - бескровная.  Откуда же взялось мнение, что данная бескровность - только видимость? Что невидимо священник совершает настоящее заклание Живого Христа, добровольно Себя отдаваемого в жертву жадущих этого, собравшихся специально для этого христианам. Христиане хотят заклания?... Странно, для называемых себя этим именем. Непостижимо, говорят они,  но веруем, что это так. Что таким образом Христос хочет напитать верных Божественной природой. Дать сил бороть грехи...

Божественная биология, пришедшая вслед христологическому догмату, дала две трактовки состояния потребляемых даров:

пресуществление и преложение. И там и там присутствуют настоящие куски Тела Христа - "мясо и кровь" в наиболее радикальном и бескомпромиссном выражении, но в одном случае они облечены видом хлеба и вина, а в другом - хлеб и вино являются оболочкой для невидимых "мяса и крови". Нет нужды добавлять, что все это объявлено для человеческкого ума непостижимым.  "Мы не знаем, как это происходит, но мы знаем, что принимаем реальные Тело и Кровь Христа". Опять же нет нужды добавлять, что под "реальностью" единственно правильно читать - "мясо и кровь". Златоуст предлагал вонзаться зубами и впиваться губами. Прямо к кровоточащим ранам. Так что правильным, бекомпромиссным то есть, не скрывающим подлинного смысла действа, считается Златоустовское понимание. Остальное мямление о непостижимости - лишь сглаживание углов, скрывание слов за словами. Смысл никуда не уходил - мясо и кровь. Разделанного в Алтаре Христа. По Его давнишнему согласию...

Чтобы помнили.

Итак, данное учение я называю - богохульным (по просьбе сеГты исправлено на "заблуждение").

Приверженцев данного учения я называю - богохульниками   упёрто заблуждающимися.

Учителей данного учения - лжеучителями.

Всем предлагаю покаяться в грехах свои заблуждений, и принять православное учение о Евхаристии, как оно дано нам Самим Христом, и изложено в Божественной Литургии.

Здесь надо поправиться.

Богохульство вторглось вкраплениями и в Литургию.

Проскомидия, и отдельные фрагменты Златоустовой Литургии противоречат всему ее основному строю, и отдают привкусом мясоедства.

Об этом я уже писал ранее.

Итак, Евхаристия это жертвоприношение, совершенное Христом в Пасхальную ночь со своими друзьями. Жертвоприношение Отцу.  Ему было принесено желанное. - Бескровная жертва. Никто не был убит, ничья кровь не лилась. Преломленный хлеб и наполненная чаша - выразили добрую волю собрания быть принесенными Отцу Сыном: "И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.  Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается."  Итак, за вас, ради вас и с вами предается вот это тело и это кровь. Тело этого хлеба, и кровь этих виноградных ягод. "И вот, рука предающего Меня со Мною за столом"... "вы чисты, но не все".

"слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня".. Христос с апостолами совершили мирное жертвоприношение, таинственная сила которого заключена в том, что нашлось никого, кроме сына погибели, который не вошел бы в часть этой жертвы, не причастился бы Тела сего, о котором Павел и сказал - что хлеб это - мы. "Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?  Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба." Благословение Чаши есть приобщение Крови. Преломление хлеба есть приобщение Тела. Разве сказано о поедании? В поедании приобщение? В выпивании приобщение?

Приобщение в благословении и преломлении. Приобщаемся, соучаствуем Его жизни - принося Богу бескровные жертвы. Сейчас и всегда.

Итак, жертва бескровная. По сути, а не по виду.

Она оставлена Христом как воспоминание о Нем.

Жертвоприношение, совершаемое принявшими Христа: «очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания,  ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием». Прежде Его страдания, уже совершилось маленькое Царствие Божие. Образовалось единство, социум, не взявший ничего от мира сего: «Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира». Часть людей оказалась исторгнутой из круговорота дурной бесконечности княжения сатаны. Вынуты, изъяты, очищены, освящены.

В жертву предлагается – да, Сам Христос - но жертва совершается с хлебом и вином. Тем самым Христос предложен собранием в жертву Живую. И все собравшиеся составляют, разделяют эту жертву. Жертва принята. Христос приходил не напрасно. Слово посеяно и дало всходы. Вот эти люди – составляют виноград и пшеницу, собранную по холмам, и среди этих людей Христос не отторгнут, не убит, принят как свой. Узнан. Вера собрания в том, что Бог усмотрит Себе Сам жертву, а не ту, что кажется угодной традиции кровавых жертвоприношений.

Все как с Авраамом. Жертвоприношение по образу Авраамовой жертвы. Возьми Сына, отнеси к жертвеннику на гору, и заколи. Человек поступает так, как это делается всегда. До самой последней минуты он думает, что так и должно быть. Что раз надо, значит надо. Долг велит. Думает так, но верит, что Бог усмотрит себе другую жертву. И совершается по вере. По превосхождению ума. Метаное. И вера разрывает дурную бесконечность.

«Очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания» - именно прежде страдания чтобы исключить верных от участвующих в кровавом жертвоприношении: «вы ничего не знаете,  и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб»  – простая целесообразность в таком простом жертвоприношении.  «Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом». … Если все уверуют, то народ станет неуправляем. Каиафа нашел правильный выход.  Зачем страдать народу и месту нашему? Раз в Нем сконцентрированы все будущие чаяния – пусть Он Один и умрет. И концы в воду. «Если оставим Его так» - «как» иначе хотел поступить совет? Христос не претендовал на звание Государя-Императора. Он только собирал верующих, в глазах которых данная власть разлагалась  неостановимо.  Каиафой Христос и был предложен в жертву. Это было именно предложение в жертву. Стандартную, языческую. Ваалу. Пусть Ваал утихнет. В Каиафе вскрылась оболочка жречества. Которому все равно, кому приносить жертвы. Оно только и заточено на жертвоприношения. Только подкладывай – все что хочешь отрубим, проколем..

«Очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания» - Вот это Тело, которое ломится за вас сейчас, эта Кровь, которая льется за вас сейчас, такие жертвы омоют ваши грехи, поскольку вы чисты уже все. Тело вот этого хлеба – Мое. Кровь вот этой чаши – Моя. «Моя»,  значит – принадлежащая Мне. Речь идет о принадлежности, о замене жертвы на жертву, на ту жертву, которая будет принята Отцом. «Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба. Посмотрите на Израиля по плоти: те, которые едят жертвы, не участники ли жертвенника  Христос соделывает апостолов участниками жертвенника, едящими от одного хлеба, и пиющими от одной чаши: «и ты пил вино, кровь виноградных ягод».

Итак, мы беремся рассматривать Евхаристию не в физических терминах, а в религиозных.  Божественная биология, пришедшая вслед христологическому догмату, говорит о Евхаристии как об обмене веществ. Между божеством и человеком. Она рассматривает жертвоприношение как давание вещества для поиндивидуального улучшения человеческого рода. Род сей должен благоговейно брать обоженное вещество и изменяться к лучшему.

Мы рассматриваем жертвоприношение как отклик на желание и согласие социума. Двое или трое сообразны Христу, если собраны во Имя Его. Они – социум. Они вправе принести вместе жертву, сообразную Его служению. Христос не приносил кровавых Жертв. Он принес Себя в жертву людям, и образовалось два разных социума. Один – принявший жертву Живую и бескровную. Принявших Его как Слово. Другой – схвативший Его как  жертву, убивший Его для своего успокоения.

(еще продолжу)

ignaty_l: (уточните)
http://community.livejournal.com/cegta/6940.html  [livejournal.com profile] cegta .


«два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь»
Вообще притча не о покаянии, а об оправдании: «Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится». В притче два человека пришли к Богу. Представление о Боге у каждого вполне фарисейское. Вероучение хранят и переносят фарисеи – фарисейское вероучение. Вот говорят, что мытаря покаяние принято более, но и фарисейское покаяние тоже принято. Оба, мол, хороши, но мытарь лутше. Правильнее, православнее каился. Глаз на небо не мог поднять, и слова говорил очень сокрушенные. У нас так сейчас все умеют. Итак, для каждого из этих парней, Бог, которому они молятся – фарисейский. Фарисей говорит Богу, что он соответствует вероучению, а мытарь говорит что не соответствует, но даже слов этого несоответствия не находит. Сейчасошнее вероучение вполне соответствует мытарю, так что мытарь дОжил до звездного часа. Но не о том, да. Фарисейское самочуствие это – дальше, больше, лутше. В соревновании за чемпионство по соответствию он выиграл. Есть шаблон, по этому высокому шаблону фарисей - чемпион. « Сказал также к некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других, следующую притчу» - Праведность это соответствие шаблону. Сейчас надо быть похожим на мытаря, что православные и делают – стараются быть похожими. Получается почти у всех. Все считают себя хуже других. А кто не считает себя хуже других, тот савсем плахой, его жалко христианской любовью. Итак – оправдание. Фарисей – шаблон, мытарь – нет. Один более оправдан (мытарь), другой – менее (фарисей). Оправдан – значит, соответствует некой независимой от каждого правде. Так вот «большая» оправданность мытаря не в покаянном его чувстве, а в понимании, что до правды ему как до луны. Фарисей же от правды на пол шага. Как теперяшние мытари. Они знают свой шаблон и очень стараются ему соответствовать. Глаза не подымать, говорить что я хуже всех.. Но в чем прикол, каждый из этих ребят вышел из храма и пошел по своим делам. Мытарь не стал разрушать своего несоответствия шаблону, пошел дальше мытАрить. А, между тем, сказано, что ушел он более оправданным. Грешить, тоись, против шаблона. Типа согрешил – покаялся. Фарисей тоже пошел и дальше быть праведным. По шаблону своего вероучения. Тогдашнее вероучение велело соответствовать, теперяшнее - соответствовать и не гордиться. То есть соответствие перенесено в область самоуничижения («а это трудно, ох как трудно»). Задача слегка усложнилась – надо стать кающимся фарисеем. Поэтому православные вообще перестали благодарить Бога за все хорошее и благодарят только за все плохое. Благодарю Тя, Боже, что наслал на нас чуму, наводнение, экономический кризис, за грехи наши. А то бы мы фик покаялись по настоящему, не имели бы даже шанса, а щас все это есть…
Итак, почему один оправдан более, а другой – менее? В чем прикол унижения? Богу удовольствие доставить правильным соответствием? Богу нравится смотреть на униженных? Оправдан – значит интуитивно близок некоторой правде. Мытарь не определяет ее. Он просит Божьей милости к себе. Он понимает, что правда – далеко, но он не анализирует эту правду. Не отчитывается за проделанную работу по ее достижению. В общем – разве он не мог тоже кое чего перечислить? Ну хоть что-нибудь сказать мог? – Он пришел просить милости, а фарисей пришел доложить что милость получил, поблагодарить за нее. Слава Богу, кагрица, за все. То есть правда тут не в покаянном чувстве а том, что фарисей и мытарь по разному понимают милость. Фарисей убежден, что он благодатный батюшка, а мытарь никакой милости вокруг себя в этом мире не видит. То есть фарисей благодарит Бога за то, что Бог ему не давал в качестве заслуги. «Не такой я» - я другой. Фарисей за милость над ним – благодарит. А Бог не давал ему такой милости быть «не таким». У Бога нет шаблона соответствия, пусь фарисей не выдумывает. Фарисею раз плюнуть сменить шаблон. Он может прям завтра отойти в угол и начать бить себя в груть, если вероучении так велит. Мытарь в правде оттого, что просто просит милости, милости вне шаблона. Фарисей эту милость обманчиво видит не в том, где она есть. Мытарь – алчущий милости вне норм шаблона, фарисей в самом шаблоне видит милость. Унижающий себя мытарь возвышается тем, что интуитивно природно съеживается до состояния, в котором готов принять милость. Если милость есть, то она не зарабатывается, а просто дается. Вне человеческих соревновательных норм. Есть два варианта выхода из этих самых норм. В «грабители, обидчики, прелюбодеи, или» как в этого самого мытаря. Протест против норм, в которых далеко не каждому есть место – преступление норм. В сложных обществах преступлением становится несоответствие искусственным требованиям жречества. Не только «не убивай», но и «не будь мытарем». Если все просто перестанут убивать, воровать, то – что жречеству делать? В конце- концов убивают и воруют не каждый день. И что теперь – все в милости? – Знаем мы вас. Сегодня слушает он джаз, а завтра родину продаст. Мелкие преступления тоже важны. Не мелких грехов, все они мерзость в глазах фарисея. Преступивший колхозную норму мытарь просит просто милости. Колхозный цербер фарисей говорит о том, что весь по уши этой милостью увешан за свои заслуги. Правда мытаря в том, что ищет милости вне колхоза, правда фарисея в том, что милость и в колхозе присутствует. Фарисей возвышает себя до норм устава колхоза, мытарь унижает себя до минимальных, простых человеческих желаний от Бога милости. Он понимает что ее не зарабатывает никак. Поэтому он просто так по мытарски ее клянчит. Вымогательством занимается, чем и «в миру» занимается. Вышибает налоги из населения. Но чтоб не звать полицию – униженно вышибает. Кац, ну ты же знаешь, что должен кесарю пять шекелей, отдай ему пять шекелей, христом-богом прошу, не доводи до греха. Униженно так просит, а Кац ему – держи собака, свои денхи, тьфу на тебя. И в храме стоит пижонится, что не похож на него. А что не похож? Ну не похож и ладно.. Мытарю, понятно, неприятно, что его никто не любит. А что он плохого делает? Велено налоги плотить – пусь плотют. Никакой милости вокруг ни от кого. Никто не любит, вот пойду к Богу милости попрошу…
Мытарь униженно приволокся к Богу попросить милости у Него. Самоощущение мытаря в том, что оправдания такой жизни можно получить только от Него. Не его жизни конкретно, а вот всей этой фигне. Кругом одни условности, за все надо платить. Или денхами, или постом- молитвой. Рядом Кац стоит, пальцем в него тычет, да и пофик. От Каца милости фик допросишься, как и налогов кесарю. У него свои условности одна на другой. Будь как я, или иди в задницу. Ну уйду я в задницу, придет другой мытарь по законам условностей Рима вышибет из тебя налоги – легче станет? Ты служишь одним условностям, я – другим. Но и те и другие условности – не от Бога. У Бога можно попросить милости вне условностей. Унизить себя до преступлений условностей и нагло так задарма попросить милости. Без постов, без молитв, без любви к родине и ея батюшкам и президентам. И Бог – даст.
ignaty_l: (Default)
как все было..

Да, считаю, что нормальное прочтение Евангелия задача одна из первостепенных.
А то начинают наворачивать нелепицу на нелепицу.
Было как все, значит....:
Ловил Петр с мужиками рыбу.
Ничо не поймали.
Рыбачки еще те.
Руки кривые, умения никакого, но жрать надо чота, промышлять, семью кормить, тещу успокаивать, что зять у нее не полный, так сказать...
Ловили, значит, всю ночь,  упарились, и тут идет мимо Христос и просит лодочку покататься, потому что на берегу ступить некуда, народ не слышит слов половину, и затирают шибко.
А они сети мыли, значит.
Ну посадили Иисуса в лодку, а Он прямо с лодки рыбачкам этим и народу про царствие небесное.
Мужики многие в недоумении полном.
Спать охота, настроение неважное, никто ничего не поймал, ну и особо желание про царствие выслушивать нету.
Говорят Ему, навроде, а рыбу Ты ловить умеешь?
Ну как профессионалы мореманы опытные спрашивают сухопутного плотника.
Мол, без труда не выловишь рыбку из пруда.
А Он им - да, умею.
Отплывите чуть в сторону, сетку бросьте.
Они - хи-хи, да ха-ха, но бросили.
И офигели, естественно.
А Петр в ношки плюхнулся и говорит: "Господин, ну зачем я Тебе нужен такой неумёха, а? Даже рыбу ловить не  умею. Руки кривые, сооражения никакого."
А Христос ему: "Рыбу ты ловить, конечно, не умеешь, но ловить человеков Я тебя научу, не переживай".
Вот как все было, и как все это, естественно, и описано:
"увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети.
Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки.
Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова.
Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть.
Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась.
И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке, чтобы пришли помочь им; и пришли, и наполнили обе лодки, так что они начинали тонуть.
Увидев это, Симон Петр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный.
Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных;
также и Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами Симону. И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков.
И, вытащив обе лодки на берег, оставили все и последовали за Ним
."

ignaty_l: (Default)

Конечно, воскресение и есть предельное богословие. Божье  Слово – о воскресении.  Все оно о жизни, но что толку говорить о жизни, если жизнь конечна.  Павел правильна сказал о тщете веры, если она не вера в воскресение. Можно сказать и еще проще – если нет воскресения, то и Бога нет. Человет любит хорохориться на тему воскресения. Любит о Боге поумничать, что он о Нем думает. Ну что думает – мы все знаем.Крестом заканчивается поход Бога к людям.  Живое должно быть укокошено, если оно высунется сказать что смерти нет. Ну спаси, мол Себя, если ты такой спаситель.

Любопытно, что фарисеи готовы были ради слов о воскресении вести с Христом переговоры.: «А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но живых. И, слыша, народ дивился учению Его.  А фарисеи, услышав, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе.  И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря:  Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?»  

 Конечно, они Его испытывали.  Что нужно для воскресения сделать? –  «И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь?  Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?»

В чем хотел себя фарисей оправдать?  Вопрос правильно поставлен то.  Помимо закона, есть множетсво подзаконных актов, регулирующих  и контролирующих исполнение закона. Кто ближний мой?

Фарисеев не устраивал эгалитаризм Христова учения.  Бляди и алкоголики раньше них идут в Царство. Это как, позвольте узнать? Вообще странно что идут, а тут еще и «раньше». А нахрена закон тогда?

Законный вопрос? – Законный.

Что мы паримся тогда, а ???? К чему тогда все это? (обводя рукой Храмовый комплекс) – Да нафик не нужен, все обвалится к едрени фени.

Не удивительно, что и новые фарисеи исхитрились, и извратили слова Христа о спасении всех чающих в пользу фарисейской элитарности:  «Услышав это, некто из возлежащих с Ним сказал Ему: блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием!». Притча, за этими словами последующая заканчивается так: «Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных». Ну это в синодалке. В оригинале: «никто из тех мужчин приглашенных не вкусит Моего ужина. Многие ведь приглашенные, немного избранных»:. Последние слова добавлены в некоторых кодексах, будучи взяты из Мтф. 22 14, на что «фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах».

Похоже, что тут Христос просто иронично повторяет некоторую фарисейскую поговорку, издевается над ними: «много званых, но мало избранных». Ибо весь строй что той, что другой притчи говорит о том, что в пролете оказывается меньшинство. Он произносит притчу, заканчивая ее известной фарисейской идиомой.  То же саме в Мтф 20; 16, где слова об званых- избраных вообще казалось бы не в дугу: «разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр?  Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных».

То есть Христос учит, что для воскресения достаточно желания, хотения жизни. И больше, в общем то, ничего.  Жизнь это отдых, праздник, пир. По естеству на него все калеки придут и безногие приползут. Ну потому что даже собачья жизнь такая, или как говорят умники – «пустая», «бессмысленная» - она цепляется сама за себя.  Она уже безразмерно ценна тем, что человек ее теплит.  Ну спросим умника, чо он по этому поводу – по поводу пустой жизни такой - думает. Почти наверняка умник скажут, что «на его бы месте я повесился, чем продолжать такую жизнь».  Такую, это значит - неполноценную.

Ни поработать в удовольствие, ни отдохнуть на полную катушку. Не интересно. Человек должен стремиться, совершенствоваться, достигать. А чего в уродстком состоянии достигнешь? – Да нифига.

Вот и фарисеи такие умники – всё знали. Даже знали, что слепым рождается человек за заранее предвиденные грехи. То есть, если такой умный и хороший вот сейчас, то промыслом ты прощупан и найден весомым по всем статьям. Совершенство в законе – великая заслуга перед Богом. Ну и вообще – совершенство хорошая вещь. Нужная Богу.  Ему нужно все только самое хорошее. Избранных – мало.

То есть практика показывает, что наиболее работящие и совершенствующиеся – отборные, то есть -  в последний момент оказываются заняты. То мы пахали больше всех, то мы хотим пахать дальше. Привыкли. Вошли уже в такую фазу совершенства, что зажили своей жизнью. Или вообще не идут на пир, или приходят в рабочей одежде, показывая, какие они занятые, тока на минутку и дальше по делам. ..

 Христос, уходя в смерть, заранее договаривается о встрече: «По воскресении же Моем, Я предваряю вас в Галилее».  Подальше от начальства, короче. От убийц.

Ну и мы в Галилею.

Всех с праздником – Христос Воскрес!

ignaty_l: (Default)
продолжу маленька...
Лазарь, мы видим, типичный нищий духом.
"Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово". Человек очень простых желаний.
Поесть хоть что, полежать хоть где.
Раздирал свои чирьи, и собакам давал зализывать. Воспринимающий жизнь как она есть. Дибил, короче, квазимодо. Морда опухшая, но в зеркало все равно ни разу не смотрелся, чо там смотреть.
Ангелы его сразу подцепили и на место - почему? По заслугам чтоль перед отечеством небесным? Намучался ровно на то, чтоб избежать посадки на кол по Кугридеру. Молодец, парень, типа, выдержал испытания. Теперь отдыхай.
Почему Лазарь не в ад, а сразу на лоно? Да потому что аду такие придурки не нужны. Такое красивое, благоустроенное место, и какой то ушлёпок гнусный будет всю малину портить. И что он там будет - опять свои чирьи расчесывать и заразу распространять? Да тут и собак то нету, оне же нечистые. И откуда такие дибилы берутся - никаких устремлений для улучшения жизненного тонуса. Душонка пустая, "рака". Только пожрать и поспать, сны посмотреть о чем то большем. Для него мир наш благоустроенный - геенна огненная - все горит: под мышками горит, в паху горит, пятки горят, в желудке пожар, даже слово пастыря ни разу не слышал. От которого сердце горит у всякаго правовернаго...
Ангелы его за шкирбон и в рощу. Смерть не принимает таких уродов. Пусть хиляет в собачье царство, там его оближут, и дрыхнет часами с этим пастушком Авраамом и таким же дебилом Авелем. Одна шайка- лейка...
Так что православные пусть не переживают. Если тут для строительства новаго лутшего мира обогатились по полной, то все царства во мгновение времени им очен понравятся.
ignaty_l: (уточните)

«И гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли  и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим». Интересный момент, почему гробы открылись, и зачем святые вышли. Воскресают уверовавшие, как мы знаем, так же знаем из притчи, что: «если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят», значит воскресшие святые некоторые ломанулись к своей родне. Вот где их носило все это время – вопрос сложный. Христос, как мы знаем, сошел в ад, а ад это примерно тоже самое, что и тут, но без тела. Христос же восрес, по Петру получается на земле не второстепенно, но вторично по времени, восресение духа состоялось тотчас, ибо дух не был расслоен: «быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал». Духам, это конечно, не ангелам волосатым брянчаниновским (училка не вернулась?), а человеческим духам. Там, в духовном мире, наверняка, стройка точно такая же: «диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени». Обителей, короче, много, вряд ли всем отдельную баньку с пауками выделяют. Наверняка даже православных церквей навалом, и даже прихожане есть вполне благочестивые. Ну все как положено, иерархия, иподьяконы, подсвешники.  Ну Христос туда плавно спланировал и сказал – вылезайте, ребят, вы попутали, вам не сюда, короче, Я теперь туда сюда буду ходить со своими, ну а кому эта стройка века надоела – айда к нам в лесничество. Ну самые нищие духом, все поняли, сразу на выход дернулись, и крышки гробов сшибли.Остальные сумневаются.
Интересно еще, что в любимой Кугридером притче о богаче и Лазаре (напоминаю, что Игорь считает, что Лазарь жил вполне припеваючи, и ждал от богача делешки напополам) – так вот там сказано: «между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят». Понятно, что это реальность прошлого времени. Раз «оттуда» пошли, то сто процентов и туда вход стал свободен. Я думаю, что там сейчас Макарий Великий уговаривает Брянчанинова вылезать и дурака не валять. А может уже и уговорил, поскольку волосат и похож на ангела. По богача сказано: «в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его». Что за воды такой захотелось богачу, и что за жар его мучил? Включаю святоотеческую интонацию, поскоку иначе не получится духовно выразить: богач ничего бы сверху увидеть не смог, если бы не сохранял в себе остатки духовности. Как жил богач, и почему он ваще то – богач? Богач он потому что – праведен. Кто праведен, тот богат, и наоборот. Богач не хотел якшаться с Лазарем – почему? Потому что он бедный? – Да как бы не так. Раз уж слепого считали грешным даже апостолы, то бедность, нищета и вовсе почиталась пороком. У нас бомжей мы все недолюбливаем. Так вот Лазарь – бомж иудейский. Наверняка с фингалами постоянно ходил, обмызганный и обоссаный. Жрал на помойке, допивал из пустых кувшинов – алкоголик в общем – мерзкий типчик. Еслип он был благочестивым причесанным православным нищим с иконкой – богач бы его любил, а так – бомж. Потерял всякое человеческое достоинство. Грешник, ходит по дворам, слюни пускает, жрать просит, вшей не вычосывает. В струпьях лежал – ну натуральный бомж. Грешник. А богач был праведен, и по закону грешников не любил, но не был полной сволочью-то. Ну как говорили ему батюшки – жертвуй на храм и будешь у Бога на первых ролях – так он и делал. Хороший был человек, но законом испорченный, вот и попал он в ад, и видил – чота не то. Совесть мучать потихоньку стала: «пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем». Вот нахрена ему Лазарь там? – Воды богачу разве надо? – Ему утешения захотелось – все тут не так как надо, а надо вот так как они там «наверху». Лазарь и наверху ни бе, ни ме, тока и умеет, что лежать, как и на земле лежал, тока щас лежит с Авраамом чаемым, а он тут бесов развлекает. Совесть его грызет, хочет в джунгли, надоело все это нафик. Там виссон, тут виссон, скока можно в этом виссоне, охота в конце-концов голышом побегать. А тут, блин, опять эти морды: архиереи, фарисеи, и прочая шушара храмовая. Нигде от них покою нет. Короче, богач был человеком неплохим, но попал в лапки закона и милосердие его притупилось и на иноплеменников и бомжей не распространялось.
Вот такие, можно сказать, неплохие богачи, ломанулись то сразу к своей родне: «так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения».  Я вот очень трогаюсь, когда это читаю. Богач что тут говорит – он паникует. Пошли Лазаря к родне, пусть скажет,  что вас тут наё….ют батюшки, что все не так на самом деле! То есть богач человек с совестью, которую ему обрезали уже после обрезания крайняка. Кастрирован, короче, был архиереями, а в аду у него совесть проснулась. Он и был уже готов к тому, что кто-нибудь должен прийти и разогнать эту шоблу. Хороший человек судя по тексту, вот он и побежал сразу: «и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим». То есть – для таких как раз Христос и спускался в ад.

ignaty_l: (Default)

Когда православные и католики говорят что у них не просто символы и не просто воспоминание, а настоящее присутственное питание благодатью, то воспоминание вступает в конфликт с присутствием.

Конфликт очевиден же.

Либо «творите в воспоминание» - помните, то есть.

Либо -  приимите, ядите: сие есть Тело Мое.

Между тем слова сказаны – и те, и эти.

Преломление узнаваемо.

Шедшие в Эммаус  ученики узнали – вспомнили – Христа в преломлении хлеба.

«И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них». – Тут скорее жест дал подсказку горящим сердцам, слушающих Евангелие.  Тотчас читаем, что дух плоти и костей не имеет: «И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба. Когда они говорили о сем, Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам. Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа.  Но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши?  Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня».

Павел говорит: «всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет». Повторяет буквально, что убит был Христос за нас. Мы вспоминаем Его живым, ломающим хлеб и дающим чашу. Воспоминается Христос не воскресший, а Христос уходящий.

Та Евхаристия последняя, это итог, печать скрепляющая союз.

Конфликт между «ешьте» и «помните» не снимается «духовным» содержанием трапезы. Дух плоти не имеет. Поэтому принято натурально считать Плоть и Кровь – реальным присутствием. Но реальное присутствие перечеркивается натуральностью. Присутствующего не едят.

Либо едят с присутствующим, либо едят в воспоминание отсутствующего.

Поминки то есть.

Вот так конфликт - снимается. Поминки с Живым. Христос говорит, что приготовленное к погребению Тело (Мф.26;12) – будет живым всегда (Мф.26; 26). Что всякие поминки превращаются в присутствие. То есть – когда поминать станете – знайте что Я живой.

Знак же этого – что Христос живой – Хлеб и Чаша. Слово Нового Завета и Собрание верных. То есть – вера.

Христово учение то: «в Меня веруйте». Все оно о вере. О ее пробуждении.

Вот Христос уходит, и оставляет след Своего бытия – Церковь, питаемую Словом веры. Если бы не дурацкие учения о Евхаристии, доведшие христиан до  вылизывания молекул, то сама символика преломления и кругового пития из Чаши – она очень проста.

Чтобы пить и есть – не надо быть ни богословом, ни даже умным. Надо погрузиться в эту атмосферу Слова об избавлении от смерти и страданий. Христос заводился на умников фарисеев – ну что вы тупите? Добро не требует жертв. Оно само жертва. Все превращается в жертву, что беззащитно. А добро беззащитно перед злом совершенно. Ну нету защиты никакой. Только сама жизнь, что она не прекращается – вот это защита, равная нападению. Страшному и неотвратимому. Но мир сей всякого в мире сем живущего раздавит и не поморщится. Трагедии для мира сего в убийстве Христа не было никакого. С глаз долой из сердца вон. Был и нету. Все, что не по нашенски – пусть уйдет. Хоть куда. Хочет – пусть идет в царство Отца Своего, только тут пусть не мешается под ногами. Да, в мире сем есть кой какие закончики, что убивать нельзя, что собственность неприкосновенна, что презумпция невиновности на всяком прохиндее, за руку не пойманном, но законы для тех, кто законы любит. А если ты наши законы не любишь, если те хочется чота афигенного небеснаго – катись к едрени фени, мы в падшем мире живем, не до тебя… Нечего, падла, народ баламутить…

На поминки как на встречу. Очень простой смысл Евхаристии. Мы живы и не умрем, даже если нас замочат. Тело и Кровь – жизнь продолжается, Тело и Кровь возрождаются. Это веселые, задорные такие поминки то: «Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего». Ну мистики придумали тут страшной мистики, но сказано то – напьемся мы с вами уже в царстве. Как войдете в царство – там и напьемся. Хлеб не перестает преломляться, вино не перестает разливаться – почтому что Христос умер, но воскрес. Поминки к воскресению Его и нашему. Не одноразовое «воспоминание» (было),  а непрестанное – есть. Не так как «это – Тело Мое», а «это Тело – Мое», «эта Чаша – Новый Завет, в Крови – Моей». Завет не в жертвенных животных, а в Самом Смысле принесенном в мир.

А там, где есть смысл, там появляется и содержащая его форма. Теперяшняя же форма содержания не имеет. «Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. От того многие из вас немощны и больны и немало умирает». Не про нас ли сказано? Кого пресвитеры церковные со одра подымают молитвой веры? – Есть такие? –

Немало немощных и больных и умирающих, оттого что вера у всех одиночная, раздробленная, каждый сам по себе. По законам мира живущие… Вера, не рассуждающая о Теле, вера «мистическая» (щас  проглочу, впущу дух) – она бестолковая и бездеятельная. Бездеятельная, значит – не возрастающая. Она топчется на месте, задавленная кучей правил и условностей.

ignaty_l: (уточните)
в  сеГте  - гнев односельчан.
Лк., 4, 16-30 : И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать....""

""видимо сразу Христос стал популярен как проповедник.
сказано что по возвращении в галилею молва разошлась по окрестности.
в капернауме было чудо, все обалдели.
и тут, дома, тоже началось с того, что "хорошие времена настали" - все закивали, да, хорошо живем, жить стало веселей,- чудо давай, а.
тут дальше словно пропущен диалог.
вероятнее у Иисуса стали выяснять - откуда Он понахватался.
давай со своих начнем ("врачу, исцелися"). Родня, одноклашки, вообще все свои.
Чо Ты куда ходил за тридевять, надо тут было начинать, в конце концов за честь города воду в вино было надо прямо здесь, нихарашо-о-о так с родней поступать.
абидна!
давай, родную синагогу прославь!
..
Ну и сказал им всю правду матку, что знает их всех как облупленных, и они Его тоже, так что, отцы святые, не сердитесь, но вера такая штука, что и с незнакомыми морока пробудить в них веру, один из тысячи может найдется, а тут и подавно.
Результат известен.
Верующих, короче, среди вас не вижу, и никогда не видел.
Чудеса, в общем, отменяются.
Ну и разозлил родню не на шутку.
Оскорбление.
Уже мужики по всей округе раструбили, что тут будет круче, чем в капернауме, уже заранее речевки, плакаты составили, "известный факир из назарета", а тут облом.
Ничего не будет.
Вода останется водой, фокусы отменяются.""
ignaty_l: (в поисках ...)
а вот в чем мистическое предназначение православия мне видится отчетливо, так это в порке.
это тот самый случай, когда "бит будет больше" (Лк.12.47-48).
за всю взятую на себя ответственность заявлять о себе как о полноте...
...
я раньше часто, да и сейчас нередко, слышал и слышу в свой адрес слово "гордый".
даже верил в это, что, да, есть чота такое, только все время требовал уточнить: в чем, собственно гордость.
некоторая парадоксальность ответа меня удивляла неоднократно: "в чудовищной гордыне".
"у-у-у-у-у-у, какая гордыня, брат".
в чем проявляетя?
"молись, Хаспоть вразумит".
и все.
с каждым разом становилось все смешнее, то есть гордыня возрастала неимоверно.
понятно стало, что "гордость" это аргумент.
ну обычный аргумент, то есть его отсутствие.
по себе никогда не замечал, чтоб чем особо гордился.
всякая хрень вызывала смех, это -да.
попытка чота выяснить тоже заканчивалась смехом, поскоку дОбыча ответа где-та уже на пол пути велась кайлом и другими бездуховными инструментами, ибо оболочка, за которой подразумевалось чота дохрена духовного, мало того что не поддавалась, она еще и страшно пылила, мутила и всячески скрывала свою святыню, отстреливаясь сильным аргументом.
перестал в итоге совсем обращать внимания на духовную аргументацию, на обрывочные мысли, на недоговоренные слова, начав понимать, что часто человек просто открывает три карты в колоде, сладко ожидая что пасьянс за него сложат, а он только в конце кивнет головой и скажет: "верно, я так с самого начала и имел в виду".
то есть подспудно "духовные" всегда почти расчитывают обогатиться за счет напряга ближнего.
экспериментируют на других, предаваясь самой настоящей духовной праздности.
оставляют свой ленящийся ум в мечтах, грезах, высовывая иногда на поверхность перископ и наблюдая ровную поверхность: никто ль не высунулся, чтоб его можно было скосить загадкой без ответа, т.е - "духом".
ignaty_l: (Default)

«Ученики Иоанновы и фарисейские постились. Приходят к Нему и говорят: почему ученики Иоанновы и фарисейские постятся, а Твои ученики не постятся? И сказал им Иисус: могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься, но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни. Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани: иначе вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже. Никто не вливает вина молодого в мехи ветхие: иначе молодое вино прорвет мехи, и вино вытечет, и мехи пропадут; но вино молодое надобно вливать в мехи новые».
Молодое вино в ветхие мехи. Это содержится и у Матфея и у Марка, и у Луки. Относится к ответу о посте.. Итак – учение Христа это «новая одежда», «молодое вино». Это учение - не заплатка старого учения. Это учение не вливается в старые формы…. – из чего православные сделали умный вывод, что поститься надо в десять раз больше…
Настанет время – Жених отнимется. Где это время, чье это время? Что за дни такие?
Новая ткань отдерется от старой.
Новое вино прорвет дряхлые сосуды.
Речь Христа здесь задорна, задириста даже. Христос шутит с фарисеями, обзывая их учение – тряпьем. – Носите свое тряпье, пока не порвется, но не будут барахло штопать Его ученики. И не станут залезать в их дряхлые формы.
У Луки добавлено: «И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше». Старое – гурманистей, православней, фарисеистей.  «Тотчас нового» - можно обалдеть, поэтому «старые» предпочтут старое. Привычное.
Христос шутит с фарисеями, по доброму издевается над ними, как обычно, давая ссылку на «те дни», в которые ученики будут поститься: «И увидел Давид, что слуги его перешептываются между собою, и понял Давид, что дитя умерло, и спросил Давид слуг своих: умерло дитя? И сказали: умерло. Тогда Давид встал с земли и умылся, и помазался, и переменил одежды свои, и пошел в дом Господень, и молился. Возвратившись домой, потребовал, чтобы подали ему хлеба, и он ел. И сказали ему слуги его: что значит, что ты так поступаешь: когда дитя было еще живо, ты постился и плакал; а когда дитя умерло, ты встал и ел хлеб? И сказал Давид: доколе дитя было живо, я постился и плакал, ибо думал: кто знает, не помилует ли меня Господь, и дитя останется живо? А теперь оно умерло; зачем же мне поститься? Разве я могу возвратить его? Я пойду к нему, а оно не возвратится ко мне».
Кто их учеников поверил что «дитя умерло»? – Почти все поверили в «те дни».  Но никто не бросился поститься в те дни…
..Старое вино привычней. Если и Его ученики привыкнут к тому, что старое лучше – будут, конечно, поститься. Справят ритуал, - поминки…  Но настоящие ученики не на поминки к Учителю приходят, а к Живому. Апостолы поверили что умер, но стали устраивать поминки. Он все равно для них оставался живым.
Но настанут дни – поверят, что лучше прийти на поминки – отметиться в скорби. В «богооставленности»…
Пост – глубоко личное дело и массовый характер сегодняшних постов  в точности соответствует тому, о чем предупреждал Христос:  «Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».  Один из нечастых фрагментов, где Христос говорит «ты», а не «вы», подчеркивая глубокую персональность отношений постящегося с Богом.
Вычитать в Евангелии 4 поста в год, плюс треть недельного цикла можно только перепостившимся до окосения. Окосевшие от «богооставленности» - придумали усугубление и искусственный вызов этого чувства. Отняли Жениха и у себя и у людей.
Христос сказав слова эти, пошутил,  подразумевая что Его ученики не впадут в старость, к которой придется лепить постные заплаты. Которую придется штопать клочками учения, чтоб не сыпалась при движении.
Впрочем – уже и движения нет. Все сыпется в хранилище. Уже давно не хитон целый, а лоскутное одеяло. Пророчество сбылось.Именно пророчество, в такой шутливой форме выраженное. А не заповедь, конечно.

ignaty_l: (Default)
Один из самых тонких уходов на лукавый провокационный вопрос: "Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?"
- "Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.  И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу".
Известно, что ни Ирод, ни Пилат угрозу светской власти во Христе не увидели. Для них Он был забавным волхвом. Государственная полиция тоже никаких свидетельств бунта не поставляла, раз уж: "Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем, и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо". А вот "духовные лидеры" взъелись не на шутку. А почему - вопрос же требует уточнения: "что искушаете Меня, лицемеры?" Ответ же достаточно очевиден. - "Духовным лидерам" по большому счету всегда важно иметь влияние на светскую власть. Куда, кстати, сильней часто, нежели светской власти над "духовной". То что Ему инкриминировали "не давание податей" - проговорка по Фрейду. Байда с неуплатой податей была нужна для равномерного шантажа Рима. Что, мол, народ не доволен.
Во дворе храма стояли обменные пункты, где римские динарии с мордой кесаря менялись на кошерные денхи местной чеканки. То есть - операции с "грязными" денхами все равно совершались, в руках их благочестивые евреи держали без омерзения, то есть дело было в денгах как таковых. "Они принесли Ему динарий". "Мерзость" взяли в руки. Лукавство они сами и заметили, и "удивились", что все так просто.
"Просто" же заключалось в том, что внешняя власть - даже "безбожная" - Царству Его не помеха.
Ан -нет. В 1917 году выяснилось, что церковь опять готова иметь дело только с божной властью. Что как только разговор пошел о налоге - снова восстали зилоты. И снова проиграли, потому как без Бога "воевали". Воевали за свое право иметь на монете образ божного кесаря. То есть - зилоты тех давних  времен, были куда даже православней в этом вопросе...
ignaty_l: (Default)

Сила Божия в немощи совершается. Да, по меркам мерзейшей мощи – добро немощно совершенно. Оно не может убить.

Вот два текста в синодальном переводе:

Лк. 12:4-5: «Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь».

Мф. 10:28: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне».

У Луки речь идет явно о дьяволе. У Матфея переведено так, что в губителях оказывается – Бог.

В православии не принято бояться дьявола. Православные – бесстрашные люди. Боятся только Бога. Не странно ли?

Интересно, что одна и та же мысль Христа переведена в синодальном переводе противоположным смыслом. Они бы обе были переведены еретично, но у Луки есть «по убиении» - вроде неприлично с прописной буквы писать про убийцу. У Матфея же – «погубить в геенне» - может «Тот».

Ну откуда при таком переводе может быть доверие к Евангелию?

Да при таком прочтении, которое уже устоялось со времен Златоуста.

Если при чтении Евангелия у людей наступает раздвоение – от непонимание сказанного – то чья вина?

Чья – Церкви, чья еще… Евангелие может быть прочитано нормально только при наличии нормального, внятного богословия. Его – нету.  Ну – нету!  Ну нельзя же этих зануд- монахов считать способными хоть на какое богословие, коль они сейчас заняты исключительно вопросами половой жизни «мирян».

ignaty_l: (в поисках ...)

«Ты выходишь на кухню, но вода здесь горька»...

Ух попадись мне сейчас монах, щас бы только скуфейку придерживал, удирая, так я сердит на этих … даж слов не нахожу нематерных. Козлы, как сказал Б. Гребенщиков.  Не все, конечно, но - дофига!

Я вот так скажу, что Церковь вообще не нужна для «меня». Короче, кому Церковь нужна «для меня», тому Церковь не Сестра и Бог не Брат. Ну…, так, может быть, господин, начальник, типа,  но по хорошему – кому начальник нужен – тот пусть к начальнику ЖЭКа обращается : почему ему воду отключили сегодня. Может даже помолиться, чтоб дали, все равно все слесаря заняты и к забастовке готовятся… Никола…, ну Николай Иванович – диспетчер аварийной службы – да, ну он может пришлет кого, а так – фигу! Как ни умоляйте начальника – воды не будет. А холода настанут – и отопления не будет. Ничего не будет «для меня». Помилование – пожалуйста. Прощения грехов? – ну иди, не греши тока, а так – свободен.

Вот в чем обаяние Цоя?  У него нет лирического героя - «я». Одиночка – «он», «ты». В первом лице почти всегда – «мы». «Я» лишь изредка прохаживается с восьмиклассницей или сажает алюминивые огурцы. «Ты хотел быть один, но ты не смог быть один». «Дальше – действовать будем мы».  Почему сегодняшняя Церковь обречена? Потому что «мы» собираются – опять и очень скоро - соберутся под совсем другим объединением и снова митрополиты буду укладывать сундуки и долго разбираться кто кого должен местоблюсти среди отродий одиночества… Единственное место где «мы» должны собраться и действовать во благо – засрано монашескими учениями спасения по одиночке. – Козлы… Слов нету.

Разве в 17 году была Церковь? – Не было ее в 17 году. Что – злу она «не сопротивлялась»? Еще как одиночки пытались «сопротивляться» типа. Попы кадилами махали на позициях бойцов, а Нестор Махно Перекоп взял свои гуляйполевским колхозом в три маха, разнес всю эту шоблу шибко верующих и смиренных дуриков. Потому чтоб были – «мы». А кто слушал  митрополитов этих? – Да ни один дурак всерьез не слушал. Объединялись кой-как в политические кружки любителей Бога и Отечества и Царя в придачу.

Как можно объединить баранов? – Не возможно.  Бе-э, да-  ме – э… - Козлы… Прав Б. Гребенщиков, хоть тоже еще тот…

Монахи научили, да. Обхаживай их, козлов, посещай их места отстойные, дыши тем воздухом, который они испортили…  Ну разве это собрание?  «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа» - вот это собрание было – «и исполнились все Духа Святаго, и говорили слово Божие с дерзновением». С дерзновением щас фик чо услышишь сказанное. С глупостями унылыми и скучными – скока угодно. Ясно, что не от Святого Духа, а что монаху в голову стукнуло, то и слушай как «слово Божие». – Козлы…

Козлы, а как еще назвать? - Бараны? – ну это слишком ругательно и несправедливо. Кому нужна Церковь «для меня»? - ну не баранам же…

Христос был, можно сказать, Один – ходил мониторил, где зло проявится – сразу туда. Где какие больные, бесноватые – тут как тут. Чтоб не разрасталось и вреда не приносило очевидного. Пол страны прошел, чтоб Лазаря воскресить. Апостолы тоже не всегда мертвым грузом за Ним шлёпали: «больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте».

«Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби. Остерегайтесь же людей: ибо они будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас». – Да, с людьми надо быть осторожным, резко не подставляться, хоть иуды все равно рано поздно подставят, но лучше поздно чем рано. Церковь всходит не скоро, но разрастаясь должна так же постоянно мониторить вылазки зла.

«Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой. Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как приидет Сын Человеческий» - нет, не о «втором пришествии» это… «Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня» - о явлении Христа Церкви- о плодах веры, дОлжных при старании взойти. О Слове, дОлжном посеяться сеятелями. Одиночки – да, начинают. Начинают говорить о спасительной силе Церкви.  Во множество – Христос входит. Не успеешь обойти – а Христос уже тут как тут – посреде нас….

Ну это при условии что ересью все не засрано вокруг. Ересью спасения по одному. Извечной сатанинской христологической ересью – что в белом венчике из роз – впереди Он. Один. Остановись, товарищ – стрелять будем. Любой коллектив Христа расстреляет, если Христос должен Себя в одиночках показывать. Бессильна такая религия. Она не может существовать. Она будет всегда стремиться к распаду. И эта Церковь – сегодняшняя - уже почти не существует. На приписках только и показу по телевизору обрядов хождения правительства вокруг Возрожденного Второго Храма  на Пасху. А так – пересчитаться можно. Думаю – несколько сотен человек наберется, плюс деревня. И всё. Скоро по именам будем друг-друга знать.

ignaty_l: (Default)

Нагорная проповедь начинается с перечисления тех, кто может исполнить закон, не прибегая к букве закона. Перечисляются блаженные.  «Вы - соль земли… Вы - свет мира». И сразу же: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном». Сотворит и научит… Интересно, но ни одно блаженство не вытекает из того что человек исполняет закон. Напротив – ни одна иота не исчезает из закона именно благодаря светильникам на подсвечнике и городам на верху холма. Люди смотрят на добрые дела и прославляют Бога. «Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста». Это в ответ на «день субботний». Закон не велит делать добро без санкции закона. Сотворить и научить может блаженный, а не законоучитель.  Он ставит закон – на место.  Ставит его ориентиром, проверкой себя. Закон исполняешь не оттого что скрепя сердце себя удерживаешь от зла, не потому что так «сказано», а оттого что не гневаешься, не собираешься обменять жену «законно» на новую, не нуждаешься в принуждении себя клятвами, не мстишь обидчику – потому что не обижаешься.

Потому что – блажен.

Существует ли техника достижения блаженства?

В общем – да.

И довольно жесткая – не любить мира и законов его.

Нелюбовь испытывать к  этому временному явлению. Не привязываться к нему. Ради Царства Бога – не иметь надежду  на то что в законах мира заключена правда. Правда она – вне закона. Но мерилом того что исполняешь правду, а не лжешь самому себе, является – закон. Основа в общем-то всех земных законов...

ignaty_l: (в поисках ...)

Один из самых странных фрагментов в Евангелиях: «Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили. И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет»

С одной стороны - апостолов Христос укоряет за неверие до самого упора, с другой – говорит, что кто не уверует с их слов – будет осужден.

У Матфея нет про «осуждение» неповеривших:  «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». – Учить и крестить.

У Луки: «Тогда отверз им ум к уразумению Писаний. И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. Вы же свидетели сему». – Проповедовать как свидетели.

Странность концовки у Марка именно в том, что «осуждению» подлежат за то самое, за что не поверили апостолы, причем «знамения», сопровождающие уверовавших со слов апостолов куда мельче и не серьезней, нежели «знамение Ионы пророка», свидетелями которого апостолы были и не поверили: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы».

Этот текст довольно неплохо показывает что «спасение и осуждение» не вступают в логическое противоречие повествованию, если это не онтологические, а здешние «спасение и осуждение»; Спасение себя живущего здесь, сейчас достигается верой. Реализация этого спасения – знамениями веры. Как и осуждение – постоянное маяние совестью. То есть речь идет о том, чтобы апостолы шли и вызволяли как можно больше людей, поскольку неверующиееще не верующие – страдают. А могли бы не страдать. Речь идет о силе апостолького слова, а не о суде. Чтобы проповедь Евангелия их была убедительной, продоносной.

ignaty_l: (А-а-а!)

Сейчас поставим кавычки и станет мучительно больно за бесцельно прожитые годы….

«итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте» - странно на первый взгляд. Язык у фарисея длинный, мало ли что скажет…

«ибо они говорят, и не делают» - еще страннее. То есть они говорят и не делают, а мы должны исполнять наговоренное ими?...

Щас, минутку, кавычки поставим….

Подстрочник: «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, если всё что (panta oun osa ean) скажут вам сделайте и сохраняйте, по делами их  не делайте: говорят ведь и не делают»

Обещанные кавычки: «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, если всё что (panta oun osa ean) скажут вам: «сделайте и сохраняйте», по делам их  не делайте: говорят ведь и не делают».

То есть – если фарисей вам скажет – делай и сохраняй, к «деланию» можешь отнестись как к фарисейской придумке, ибо сами они нифига не делают, а только:

«связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогахи приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель» и т.д.

ignaty_l: (в поисках ...)

продолжу.

 

«И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое. И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из нее все. И сказал им: сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая». Подстрочник: «Моя – завета – за многих проливаемая». У Луки: «эта чаша – Новый завет в Крови Моей  - за вас проливаемая».
Христос называет Себя - заветом. Кровь Его это кровь завета, пить которую предложено людям, завет же есть избрание и благовестие: «и так весь Израиль спасется, как написано: придет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова. И сей завет им от Меня, когда сниму с них грехи их. В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные Божии ради отцов».
Христос называет Себя – заветом, Чашей.  Павел понимает это так- же как и Лука: «Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет».  То есть – воспоминать, творить  это – воспоминать завет, возвещать то, что Христос умер за нас.
То есть Чаша это – Новый Завет в Крови Христа, причем по Павлу это «кровь кропления», а так же кровь свободы, а не мертвого исполнения: «Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит».
Мы окроплены, омыты в Чаше завета, представлены чистыми перед Христом. Очень важный момент. Не сами себя очистили – Он нас очистил. Окропил, соединил в одно тело….
После «причастия» Христос вдруг вскоре говорит: «все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь». Иуда уже соблазнился к тому времени. Иуда, к сожалению, умер. Соблазн соблазну рознь, конечно, но вот что интересно, Христос продолжает говорит о вере, дает заповедь Новую, прекрасно зная что все усомнятся в том что Он – Христос: «А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба  и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели». Фома, причастник, так вообще упирался рогом до последнего. Получается что апостолы «причащались» - заочно. Пили – ели, не рассуждая вообще ничего. Во всяком случае невозможно представить себе апостолов, причащавшихся «Страшных Христовых Таин». Животворящих….
Тут надысь ревнители убеждали сами себя что Христос «не причащался» - «Не о всех вас говорю; Я знаю, которых избрал. Но да сбудется Писание: ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою». Христос тоже «причащался» как и все.

Христос тоже ел и пил Свои Тело и Кровь.

Продолжу после.

ignaty_l: (в поисках ...)

«возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:  сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;  на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки»
«Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки»
Весь закон и пророки на двух заповедях…
«возлюби ближнего твоего, как самого себя  =  во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними».
Ну и что за мистическую такую любовь выдавливают из себя люди, истерично хлюпая, науськанные старцами, что «любви во мне нету».  А другие так же истерично доказывая что пьют какую-то особую любовь ложками. А третьи своё хорошее настроение именуют любовью, реально и близко не подбираясь к заповеди: «как самого себя»… Заповедь то – расшифрована: «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними».  Если ходить задрав нос, хвост, и вздыбив шерсть , и требовать любви – «любовь» и получишь…  
И с Богом… любить Его – иметь мир с ним в сердце и разуме. Не богохульствовать – не поступать с Богом так, как не хочешь чтоб с тобой поступил Он. Быть к Богу милостивым… «если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных  Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений», хотеть Его узнать как Ближнего своего, а не «хотеть Его», как мартовский кот...
В этом весь закон и пророки.

April 2013

S M T W T F S
  12 345 6
78 910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 09:04 am
Powered by Dreamwidth Studios