ignaty_l: (Default)
Человек полез, допустим, в горы.

Купил себе ботинки.

Ну дальше я продолжу уже, как всегда, про монахов.

Купип себе ботинки, начистил, пошел.

И всю дорогу: «ах, какие у меня ботинки прекрасные, ну что бы я без них делал, тут в этих горах».

Присядет на кочку и рассматривает свои ботинки.

Это вам не городские полуботинки – настоящие горные ботиночки.

Красота – чёринькие, начищенные, не промокают.

Туда посмотрел, сюда посмотрел.

В каких ботинках народ идет.

В хреновых в основном.

Явно – не опытный народ.

У всех не ботинки, а говно кимрское, но идут, дурики, спотыкаются.


Все эти аскеты непонятно зачем «пошли к Богу».

Про Бога в патериках ничего.

Толькко про ботинки аскетику.

Как надо правильно ботинки выбирать.

Читаешь и понимаешь, что гор этот турист хренов так никогда и не видел.

Видел только свои ботинки.

Посвятил свою жизнь ботинкам.

Ах, если б монахи пореже пялились на свою аскетику – ведь сколько ценных человекочасов грохнули «записывая случаи», как им медведь на ногу наступил, но ботинки выдержали.
ignaty_l: (уточните)
Хочу вернуться к фрагменту  Тим. 5 11:

"Молодых же вдовиц не принимай, ибо они, впадая в роскошь в противность Христу, желают вступать в брак".

В отрыве от всего фраза звучит так, что Павел недоволен, что женщины предпочитают брак настоящему монастырю под управлением хорошего старца или старицы.
Монахи бы обязательно прикнопили этот фрагмент к своему учению, да вот продолжение мешает как назло:

14-15 "Итак я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию;  ибо некоторые уже совратились вслед сатаны".

Павел желает, чтоб вдовы вступали в брак.
Но как тогда понимать то, что сказано выше?  - "они, впадая в роскошь в противность Христу, желают вступать в брак".
То они хотят, то они не хотят.
по гречески будет так: "newteras de chras paraitou otan gar katastrhniaswsin tou cristou gamein qelousin ".
я не знаток греческого языка, но кажется вполне очевидно, что "tou" это "за".
то есть звучит это примерно так: "они, как разгуляются в противоположность - за Христа хотят выходить замуж".
..
я этот же вопрос отправил в наше сообщество  сеГта. :

«Когда святую вели на казнь, некий ученый человек, (схоластик) Феофил, с насмешкой сказал ей: "Невеста Христова, пошли мне из сада Жениха Твоего розовых цветов и яблок"» - это из жития Дорофеи. А вот еще: «Однажды Христина удостоилась посещения Ангела, который наставил ее в истинной вере во Христа, Спасителя мира. Ангел назвал ее невестой Христовой и предвозвестил ей будущий страдальческий подвиг». «Наследник императора, некогда усыновленный Диоклитианом, полюбил Пелагию и хотел взять ее в супруги, но она отказалась от земного супружества, желая быть невестой Христовой».
««Мой муж, мое богатство, жизнь и веселие – Господь мой Иисус Христос, от Которого ты не отвратишь меня. – Ответствовала Анастасия. – За Него я готова пострадать и сто раз!» Тогда воевода приказал жестоко мучить святую…. Когда мученица была вконец истерзана, Господь сотворил чудо: орудия пытки внезапно сокрушились, а святая Анастасия вмиг исцелилась от ран. Язычники же, не вразумившись чудом, вновь стали мучить святую. «Анастасия! Хорошо ли тебе ныне?» – насмешливо спросил ее военачальник. – «Весьма хорошо! – Претерпевая боль, ответила невеста Христова, - потому что, какое мучение за Того, Кого я люблю больше жизни, не стало бы для меня хорошим и приятным?» Много страданий перенесла великомученица Анастасия. Наконец ей отсекли голову, а святая душа ее птицей воспарила в чертог своего Небесного Жениха, Которому Анастасия посвятила всю свою жизнь и смерть»
«Будучи в Македонии и занимаясь там обычным своим делом, святая Узорешительница Анастасия познакомилась с одною очень молодою вдовою Феодотиею, которая была родом из страны Вифинской, из города Никеи. По смерти мужа она осталась с тремя младенцами-сыновьями и жила в Македонии, проводя дни своего вдовства в усердном исповедании христианства и в благочестивых подвигах. Блаженная Анастасия часто жила у той вдовы, любила ее, как верную рабу Христову, и утешалась сладкою беседой с нею о сладчайшей любви к Богу, из-за которой столько святых положили свои души…. С течением времени о Феодотии узнали, что она христианка, и честная вдова была схвачена и приведена к царю на допрос. … Когда она стояла на этом нечестивом судилище, один из окружавших царя, именем Левкадий, прельстился ея красотой, так как она была красива и благолепна… Левкадий взял Феодотию с детьми к ce6е в дом, и чего только ни делал и ни говорил, упрашивая ея, увещевая, лаская и грозя, чтобы она отверглась Христа и стала его женою. Феодотия отвечала ему: «Если же ты желаешь меня из влечения к красоте моей, и думаешь отвратить меня от моего Христа, то знай, что ты стремишься к невозможному. Ибо легче ты обратишь красоту мою в безобразие и жизнь в смерть, чем отторгнешь от Христа мой ум и вынудишь у меня согласие на брак с тобою»


Таких историй о невестах Христовых и благочестивых вдовах, не желающих выходить замуж за тошных язычников – их много. Язычники узнают о них, что они христианки потому что они ведут себя неадекватно. Или ченить сломают, выкинут в окно, или баню в виде троицы построят, или замуж наотрез не хотят. То есть неадекват очевидный. С невестами Христовыми маются родители, мужья: «и была Анастасия отведена в дом к жениху, верная к неверному, агница Христова к волку. Но Бог, к Которому возносились ея рыдания, пред Которым она молилась день и ночь, сохранил ее. Святая не лишилась своего девства, и нечистый муж не осквернил ея чистого тела. Анастасия притворилась, что у нее постоянная и неисцелимая женская болезнь, и говорила, что не может быть женою своему мужу. Иногда муж насильно, борьбой, хотел добиться от нее удовлетворения своей похоти».
Вероятно этот культ «Христовых невест» начал расцветать почти сразу. Павел очень часто о женщинах говорит резко. Платок зачем повязывать как «знак ангелу»? – Думаю, что Павел тут иронизирует. Ангел скорее всего вестник из людей. Вошел под темные своды, где идет «богослужение» - все горланят, ничего не различить. Павел и говорит – вы хоть повязывайтесь, чтоб посторонний понял кто тут есть. А то многие обритые под мужиков – фик поймешь вас, и не спорьте, надоели уже споры по мелочам. Павел в данном случае и есть «ангел». Ходит из общины в общины, попадает на «службы». Именно «службами», мистериями Павел и недоволен больше всего. Ему почти все не нравится. Прорицатели, говорители языками – все стараются галдеть, так что ничего не поймешь, а при такой вольнице женщины стараются особо. Кто кого перекричит духовнее. То же самое в организации общины. Умная сфера заслоняется «бабьими баснями». Женщин изначально в общине больше – сдавайте их нафик замуж, советует Павел, чо они шастают туда-сюда. Не берите на попечение общине, развалите только все. То есть Павел «невест Христовых» рекомендует сбагривать быстрее в жены кому-нибудь. Одно дело брать вдову на попечение, другое дело пристроить ее «на работу» тем самым. Благовестить, так сказать. Послушайте, что они там благовестят. .. Ну Палпалыч, ну божественное же говорят… Павел вдруг обнаружил себя занимающимся всякой ерундой – распорядком общин. Он как бы спрашивает – ну вы сами головой умеете думать, можете организоваться нормально, чтоб мистики у вас тут не верховОдили?… То есть общины сразу столкнулись в проблемой трудоустройства социальных. Павел говорит – социальные вас утопят, если вы их всех будете трудоустраивать «при церкви» - ищите им мужей, работу, пусть делом занимаются. Ну ладно еще баушку какую, но что у вас девки делают молодые? – Только шарахаются из дома в дом, гонют всякую пургу. Пусть работают. По тем меркам это значит – занимаются хозяйством в своем доме. Работают. Не на «церковной должности» главной Христовой любимицы, а при семье своей."
ignaty_l: (Default)
.....
Совсем иное учение о старчестве появилось в новообрядческой Церкви в XIX веке. Во-первых, в этом новом явлении было почти полностью утрачено понятие обучения иноческому деланию. Среди новых "старцев" были монахи, вовсе не имевшие никаких учеников: схимник Симон, некоторые оптинские старцы - например, Анатолий (Зерцалов). Такие "старцы" перестали учить иноков, но все свое внимание переключили на светскую паству. Апологеты нового "старчества" и не скрывали, что это принципиально новое, неизвестное древней Церкви явление. Так, исследователь оптинского старчества В.И. Экземплярский писал: "Остановлюсь лишь на одной стороне русского старчества, которою оно очень резко отличается от древневосточного. …Наше старчество едва ли не с первых дней своего появления в России вступило на самостоятельный и новый путь и явилось не столько монашеским, сколько народным. Достоевский популяризировал идею старчества и очень удачно отметил этот его характер, несомненно, на основании своих оптинских впечатлений… Оптина пустынь — другое дело. Ее старцы — отцы и советчики для всего русского народа и только в очень ограниченной мере — для иночествующих. Теперь мне трудно себе представить монастырь без старцев. Бывают и при этих старцах послушники, но центром их духовной работы являются так называемые богомольцы. Поэтому когда на какого-либо из иноков возлагается послушание быть старцем, то, сколько мне лично известно, прежде всего имеется в виду это умение, духовный дар религиозно говорить с народом, удовлетворять по возможности всем запросам народной души, и, кажется, неизбежно оказывалось, что монашествующие в этом случае отступили как бы на второй план… В Оптиной пустыни целые корпуса построили для приезжающих к старцам мирян, и старцы от зари до зари принимали их, отдавая лишь вечера своей братии". (Экземплярский В.И. Доклад о старчестве. Киевское Религиозно-просветительское общество, 1917).

Раз "старчество" утратило свои древние, иноческие черты, то и "старцем" мог стать любой человек. Неудивительно, что значительное число новолюбных старцев поэтому и не имели никакого иноческого духовного опыта. Многие из них были простыми священно- и церковнослужителями, а иногда и мирянами, вставшими на стезю духовного наставничества. В конце XIX - XX веках наиболее известным старцами такого рода стали священники Иоанн Сергиев (Кронштадтский), Егор Чекряковский, Алексий Мечев, Василий Швец, Николай Гурьянов, Артемий Владимиров, миряне Григорий Распутин (Новых), Иван Яковлевич Корейша, Семен Митрич, Митюша Козельский, схимница Макария, мирянки Матрона Московская, Пелагея Рязанская. Старцами стали становиться даже епископы: Тихон Задонский, Антоний Воронежский, Андрей (кн. Ухтомский), Варнава (Беляев), Иоанн (Максимович), Геннадий (Секач). Феофан (Говоров) Затворник руководил мирянам через письменные наставления.
....
Появление нового "старчества" привело к возникновению целой плеяды лжеучений, касающихся наставнической и духовнической деятельности. Если древние старцы-иноки обучали новоначальных той науке, которую сами прошли и уразумели, то новые старцы должны были отвечать на самые разные, иногда совсем посторонние вопросы и запросы. Беседы, которые проводили со старцами богомольцы, зачастую не касались не только иноческой, но и даже духовной сферы. В литературе, посвященной Оптинским старцам, описано множество случаев, когда старцы своими советами помогали осуществить выгодные бизнес-проекты. Биографы старца Амвросия (Гренкова) отмечают: "К Амвросию обращались купцы, прося советов и указаний по своим торговым делам. Помещикам он рекомендовал управляющих имениями... Он указывал, как лучше распорядиться капиталами или недвижимой собственностью, как вести хозяйство в обителях, как направить дело в суде…". Известный писатель Сергий Нилус неоднократно упоминает о предпринимательских консультациях у старцев: "Меняй, – говорит о. Егор, – землю на иную, если найдешь лучше, а о заводских лавках забудь и думать на два года. Нынче стоит завод, а что-то еще через два года с заводом будет!" (Нилус С. Отец Егор Чекряковский. Почаевская лавра, 2002. С. 20). С. Нилус и сам преуспел в бизнесе за счет старческого менеджмента. Многие авторы с умилением описывают, как Амвросий (Гренков) "учил" баб "правильно" выкармливать гусей, чтоб не дохли, квасить капусту…

Один помещик спрашивал старца Амвросия, сколько окон должно быть на фасаде его строящегося нового дома - не дай Бог, больше или меньше, чем "должно быть".

Ясно, что ни иеросхимонах Амвросий (Гренков), ни прочие "старцы" не обладали как правило достаточными экономическими, юридическими, политическими, ветеринарными, агрономическими и прочими познаниями, чтобы давать советы по вопросам такого рода. А потому главной чертой новых старцев стал не аскетическо-духовный опыт и уразумение Писаний, а обладание даром "пророчества" и "прозорливости", с помощью которых он могли ответить на вопросы, о которых не имели понятия. Чудесные "дары Духа" и непрерывное их источение стало обязательным признаком нового "старчества". Старец становится не простым иноческим наставником, но голосом свыше, посредником, изрекающим Божию волю. Дореволюционный исследователь Оптинского старчества И.М. Концевич отмечает: "Найдя истинного, благодатного старца и подчинившись ему, ученик должен уже беспрекословно повиноваться во всем старцу, через последнего открывается непосредственно воля Божия. То же самое вопрошать старца ни для кого не обязательно, но, спросив совета или указания, надо непременно следовать ему, потому что всякое уклонение от явного указания Божия через старца влечет за собой наказание" (И.М. Концевич. Из книги "Оптина пустынь и ее время").Ему вторят современные авторы: "Старец — это носитель "ума Христова", выразитель внутренней силы Церкви, как апостолы и мученики, вместитель не только сердечного опыта, но и сверхъестественных даров: различения духов, прозорливости, врачевания" (Дар ученичества). Некоторые доводят эту мысль почти до полного отождествления старца с Господом: "В своем пророческом служении, которое всецело вдохновляется Богом, старец сообщает ученику божественную волю. …Как посредник в сообщении божественной воли, старец считается продолжателем дела Самого Христа и причитается к лику пророков наравне с Моисеем (ср. Исх. 4:13)" (Иеродиакон Николай (Сахаров). Учение архимандрита Софрония о старчестве: старчество и послушание в богословии архимандрита Софрония (Сахарова)..

....
полностью в журнале Алексея.
....
От себя хочу добавить еще, что и пропаганда старчества велась вот так диверсионно.
 Составители сборников минировали слова подвижников примерами и образцами просветительскими, да и вообще вынос монашеского чтива в большой тираж говорит о том, что вот это новое монашество применило диверсионную атаку на христиан с помощью  "новых технологий". На лотках появились добротолюбие и патерик по соседству с романами, и руки разночинцев стали полистывать сакральное чтиво. Мелкое чиновничество и купечество нашли для себя выхлоп. Народ для них стал объектом приложения своих духовных навыков. Интеллигент читал не только про Бонапарта "серьезное", но и "про Бога серьезное". Настоящее. Не какие то народные сказки про Николу, а самое что ни  есть древнее, чего белый поп тупой не расскажет.
Народу тоже это в целом понравилось. Что есть на Руси настоящие чудотворцы, которые "отречением от женшин" научились всяким приколам. Могут порчу наслать совершенно в русле "православия", не прибегая к ведовству.
ignaty_l: (Default)
Монашеский клан выделяется в церкви не только тем, что составляет для нее законы. Куда важнее, что все законы монашества, та самая "традиция" - они не имеют никакой привязки ни к догматам, ни к канонам, они вообще не имеют никакой привязки к собственно традиции. Монашество давно решило главный большевистский вопрос, и, захватив власть, стала пиарить свои скудные мыслишки, выдавая их за традицию. Посмотрите с каким упорством монастрями переиздаются все ихние сатанинские книги - вот эти перечислялки грехов и пр. дребедень. И ведь духовенство только в бороды ухмыляется, пытаясь мямлить что то про "свою голову на плечах", которую надо иметь, читая такое говно. То есть епископату иметь голову не надо, епископату нужно иметь деньги, чтоб взамен их ткнуть свою благословенную цензурную подпись. Разрешаю напечатать. Уплочено. А вы голову имейте, гниды.
Власть делает традицию. Прямо из пальца ее высасывает. Простой пример в том как пропиарило монашество великого богослова Брянчанинова. За что спросим? За то, что Брянчанинов пропиарил монашество. Пропиарил все монашеские суеверия как круть необыкновенную. Теперь Брянчанинов у каждого второго, как выясняется, "мой любимый церковный писатель". Брянчанинова не трожь, человек еще и святой.
Брянчанинова еще "не советуют читать", бывает, аргументируя это тем, что дозреть надо до такой выси, духовно подняться. Тогда Брянчанинов не попалит разум резко. Ну это же дополнительная реклама. Вместо того, чтоб говно назвать говном, сюсюкают о духовной высоте брянчаниновских сочинений. Тоже самое про "некоторые тома добротолюбия". Та еще мукулатура, однако очень духовная.
То есть "традиция" создается прямо на глазах"святым духом" никак не покидающим церкву за то, что она изловчилась, несмотря на всю ненависть мира, сохранить апостольское преемство.
ignaty_l: (в поисках ...)
конечно же совершено верно то, на чем настаивает джонни.
монашество (общежитийное) и отшельничество - совершенно разные вещи.
разные совсем предпосылки.
отшельник ни от чего не отказывается.
никакого надрыва.
его естество требует ухода.
он даже не от своего "греха" бежит, ему в тягость лживые человеческие отношения, излучаемые цивилизацией.
"в диких условиях" человек может себя корректировать, осмыслять.
очищать от грязи мира.
отшельник, кстати, не одиночка совсем.
он не бежит общений, он бежит отношений лживых, захватнических.
в этом смысле фильм шона пена об отшельнике, конечно.
герой фильма очень общителен как раз.
он не от людей бежит, от насилия от них исходящего.
от чувства что его присваивают.
отшельнику легко дается и внутренний умный диалог, и вход смыслов в него почти беспрепятственен.
а монашество сегодня как есть - это клан "отказников", призваных символично изображать из себя евнухов на госслужбе.
ignaty_l: (в поисках ...)
в продолжении темы у Алексея.
по сути монахи и есть пропаганда феминизма.
и явная и скрытая.
они собой являют то, что женщина это так круто, что от нее отказаться можно только в пользу Бога.
офигительный отказ.
Спиридон помнится, этим козырял, что от сношения отказался.
Ну подвиг, короче, бессмертный.
Боярыня очень точно заметила, что монашество это "отречение" - женское.
Это женская психика может относиться к такому акту как "отречению".
Мужчина или обманывает, или он уже не мужчина.
Мужчина вообще в браке альтруист, скажем прямо.
Особенно в современном обществе.
По большому счету мужчине жена не больно и нужна, скорее в тягость.
В архаичном обществе жена была нужна для имиджа, да и то скорее- дети.
Вот я, мол, скока наделал.
А щас, когда дети не популярны, то жена, да еще и с современными законами об одноженстве - просто облом в основном.
Ну так и есть, чо рожи корчить - да, так и есть.
Да и вообще женщина мужчине ни в одной сфере деятельности не конкурент.
Ни по уму, ни по физике - опять же - чо скрывать.
Современный мир либерасьон атлантической модели наделал для женщин кучу ненужных профессий, дал ей занятость, что само по себе неплохо.
Но он сделал это в такой уродской форме, что этот мир уже себя можно сказать исчерпал.
Он умирает и скоро умрет в отстутствии положительной производительной силы, но не в этом суть.
Придет другая модель, она все равно будет решать эти проблемы - места женщины в мире.
Но мы о монахах...
Так вот монахи сделаны женщинами для женщин.
Они их и воспитывают, лелеют, оберегают.
Женщины манипулируют через монахов мужчинами.
Ну пытаются еще.
Выводят их в колбах- монастырях.
Ну раз мужичок от нас отказался - он крут, он почти бог...
Монахи собой обожествляют женщину, являясь и переносчиками и женской психики и женского мышления.
Ну вот такая церковь имеется, где правят истерики.
Именно монахи довели мир до феминизма, и именно женщины являются оплотом и поддержкой монашества.



ignaty_l: (в поисках ...)
Вообще монастырь к монашеству никакого отношения не имеет.
Моно - один.
Не холостой, а - один.
Монахи стали кучковаться почти сразу.
Создавать муравейники с жесткой структурой подчинения.
Лепили свои обители по образу и подобию государства.
В средние века монастыри это - феодалы.
Собственники.
Со своим бесценным барахлом, с крепкими стенами.
О кого защищаться молитвеникам?
Защищаются только политики от политиков.
Монастыри всегда был политическими центрами.
Не образовательными, как они сами о себе сочиняют, а первую очередь - политическими.
Прикол монашества в том, что они умели не брать на себя никакую ответственность.
Это парадоксально, но монахи всегда оказывались ни при чем, подставляя народные спины под удар последствий своих интриг.
Даже в 17 году, когда прорвало уже по крупному, монахи ухитрились во всем обвинить народ.
Они ни в чем не виноваты.
Они молились, постились и жалели птичек.
За свое равнодушие к людям они ответственности не взяли.
Виноваты оказались люди, ставшие вдруг неравнодушными к себе.
Виноват в том, что плохо их слушали.
ignaty_l: (Default)
 А вообще же, если всерьез, отбросив все шутки- прибаутки, то много лет уже стойкое ощущение, что читаешь мертвецов, слушаешь мертвецов, разговариваешь с мертвецами….

Read more... )

«Мертвец» в данном случае – метафора.  «Мертвым хоронить своих…» - мертвое нуждается в пышном оформлении, в «вечной памяти»… 

Окружающие нас люди почти всегда – полусонные. В духовном смысле. Только одни находятся в «ждущем режиме», другие в «спящем», а третьи грохнуты давно, накрыты медным тазом, и на всякий  запрос выдают ошибку. Директория не найдена, поиск не дал результатов. Чтобы определить, жив пациент, или скорее мертв, нужно слегка растормошить, задеть «за живое», зацепить, разозлить даже.

Найти жвую директорию… Некоторых достаточно вывести из ждущего – там все живо. У других цела только графическая оболочка. Куда ни кликай – «еррор», хоть что тут… Нет уже ничего. Море бестолковой информации, склад мертвого барахла, только жрет ресурсы и забивает буфер – готово к сносу, даже сохранять нечего в «вечную память». Сверху только мавзолей, чтоб и дальше жрал ресурсы и переполнял буфер…

«Богатые духом» - те, в кого уже ничего не вмещается, кому уже ничего не хочется в этом духе…

Пожалуй, до конца не решен для меня вопрос, что первично. То что церковь притягивает мертвечину, это естественно, так и должно быть, но не совсем ясно, что порождает что.:

Мертвецы тянутся к дохлой доктрине или доктрина обладает способностью добивать людей, ищущих Бога, и метафизической правды мира.

Второе – актуально сейчас, но механизм оскудения не до конца ясен. Считаю – вопрос должен активно обсуждаться, аргументировано, жестко, без соплей в носу, что не оставалось недоговоренностей, и выруливаться пока не поздно, от себя же продолжаю считать по слишком явным признакам, что насилие в церковь пришло через монахов, когда государство пропиарило монашество как идеал христианства. Оно просто ему поддакнуло вовремя и в итоге получился Спиридон - такой типичный самый средний в этом мире человек, про которого так забойно орал в середине 70-ых Макаревич из любой, вынесенной во двор «Весны».

Монашество лучше всех научилось нивелировать людей, убивать в них волю, превращать в говорящий скот. Монашество именно, а не «Церковь», развязало в католической европе террор инквизиции, и на православном востоке монашество устроило интеллектуальный террор своей дурацкой, нечитабельной, плоской псевдобогословкой литературой. (О том, что такое богословие и каково, на мой взгляд, назначение этой дисциплины, я выскажусь чуть позже).

Косвенно понятен провал христианской миссии в Китае. Там была сильна своя монашеская школа, не пропустившая черных миссионеров, а по иному мисионерить христианство, кроме как постройкой монастырей, или в приказном гос. порядке, разучилось очень рано.

Монашество напрочь проигнорировало бОльшую половину Евангелия, перетолковывая неугодное на свой лад, или на нужды государства.

Уже в 19 веке всем православным в России было понятно, что Христос был первым монахом. Эта мысль – сейчас уже несколько завуалированная и постепенно без сопротивления возрождающаяся  – сквозняком идет по всей толковой литературе тех лет. От этой мысли работал Розанов, первым начавший критику христианства как критику монашества, объявившего себя христианством высшего сорта. Розанов первый кто очухался от монашеской дури. Он один сделал половину дела освобождения церкви от паразитирующего на ней учения. Монашество – объявившее Христа первым монахом – оно уже победило в 19 веке церковь, уложило ее на лопатки, утащило в свою келийку и изнасиловало, устроив человечеству локальный апокалипсис – довело православную страну до полной потери иммунитета против смерти.

Розанов, который всегда отделял Церковь от монастыря, живое от мертвого – он один тыкнул пальцем в мертвячину, и сказал как оно зовется.  Розанов в католичестве угадывал уже победившую, свершившуюся религию монашества, для монашества, сам чопорный стиль которой, выдает с головой ее назначение – призывать смерть на головы непокорных. Если бы реформация не сказала риму «цыц», голосом уже нехилых государств, имели бы ад на земле уже сейчас.

В православии эта лже-религия добивает последние очаги сопротивления Церкви, стараясь изо всех сил примыкнуть к своим нуждам госнужды. И если б не такие жадные тупицы сидели в чистом, если б имели хоть капельку кланового альтруизма, если б состояли больше из аббатусов, а не спиридонов, то хана настала бы куда скорее. Нас спасает еще их тотальная глупость  и желание получить денхи поперед несуществующих стульев. Они не рождают идей, которые государство могло бы оплатить и знать, что оплачивает подлинные интересы клана, а не мыльные пузыри «основ культуры» и «дружин», или еще какой-нибудь чернухи, которая затратна даже для государства, по причине бесперспективности проектов.

Церковь, как всегда, охраняется сейчас в простых людях, в скромных, старых сельских священниках. В бабках, тех самых деревенских, что себе на уме, и которым в общем то по барабану что им наговорит с амвона очередной налупившийся комиссар религии смерти. Бабка утверждает христианство расстановкой приоритетов.  Тем что ей неболеющая корова важнее плача о грехах своих, которым заставляют ее зачем то плакать, когда корова заболела и просит попить агиасмы. Бабка знает что корове нужна агиасма и все тут. Она потом поплачет о грехе поения коровы св. водой, но сейчас ей важно чтоб жизнь продолжалась…

Сейчас Церковь в России опять  переполнена мертвяками, упрямо толкающих верующих людей в очередную разборку со смертью по сценарию смерти.

Мертвяки не образумятся, пока не доведут свое спиридонье дело до конца. Оживить их, как я убеждаюсь, почти бесполезно. Графическая оболочка на запрос о содержании выдает еррор. Не знаю кто как, но

«я не хочу умирать из-за

двух или трех человек, которых

я вообще не видел в глаза…»

- Мне они не интересны, клюкать по иконкам в поисках живых директорий можно долго, но не грохать же на это всю жизнь –

«впрочем, и жить за которых мне

неохота  вдвойне»

Те, кого не найдешь живым, после двух-трех запросов – пусть хоронят своих мертвецов. Как они сами глаголить любят – не говорите после, что вас не предупреждали. Поскольку говорят что видят – грех остается на них. Голова у всех своя. Душа – тоже. Православие или смерть. Жизнь или кошелек…

Надо продолжать делать запросы. Там где есть отклик – там есть жизнь, она сама прорастет. Никакого толку нет пинать дохлую собаку. Она все равно не залает, да и не гуманно это. Пусть покоится с миром…

Убедиться что она не сдохла? – Ну так убедитесь, зайдите не сходя со стула в журналы православных миссионеров – они там все кучкуются в одной братской могилке. Там от избытка сердца говорят уста, там они сплющены носами друг об друга и ищут в глазах друг друга подтверждения своей мертвой мысли. Попробуйте воскресить хоть одного мертвеца. Зайдите, не поленитесь, кто нащупает что живое – попробуйте развить. Не обязательно злить, хотя разозлить – один из способов заставить думать деревяшку. Гнев уходит, а укус остается,  мож что родится в итоге. Попробуйте,  если получится – небеса возликуют.

 

ignaty_l: (в поисках ...)
монахи научились, наконец, миссионерить по настоящему, вырвавшись в интернет.
теперь все знают, что монах слушает, что монах кушает.
раньше подрясником миссионерили, теперь всерьез взялись, начали с самых азов.
скоро узнаем как монах ходит, нормально ли усвоился попкорн на цензорном просмотре госпорнухи.
ignaty_l: (Default)
В основе современного монашества - да и давно уже - лежит никакая не аскеза, а обет. Т.е. - прямое нарушение слов Христа: "не клянитесь вовсе". Но дело не в формальном "нарушении", а том, что Христос призывал все благое совершать в свободе. В свободе благое - благо. В несвободе - обязанность. Ни в чем не связывать себя клятвой.
Монах, таким образом  если он настоящий православный монах - Божьему слову - не верит. А верит своим обещанием - себя блюсти. Обет это как ни крути - клятва.
"Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий;  ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя;  ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого".
За держание своего слова, своего дурацкого обета, монах готов всем окружающим глотку перегрызть, доказывая как это круто.
Притча, где один согласился выполнить и не выполнил, а другой отказался и сделал - она как раз об отношении монашества с "мирскими".
ignaty_l: (уточните)
почему вокруг монахов так много женщин вьется?
что за симбиоз?
монахолюбивая женщина за женолюбивого монаха готова глотку перегрызть, но в обиду не дать...
жуткая нелюбовь ко всему что шевелится, как в "прирожденных убийцах", манихейские мозги, и витальность за гранью доверия к ее выражению.
кто тут кого "делает"?
скоро монашество сдохнет совсем, но идеи! идеи - останутся!
как "чужие"...
ведь ни от макария, ни от антония в монашестве совсем ничего не осталось.
то что есть сейчас, это одна легенда о море благодати.
такое ощущение что женщины монахов сейчас причесывают и одевают в шелк, чтобы оставить образ умытого, одеколоном побрызганного огурчека.
агитация в монахи идет от женщин процентов на 70, это железно.
стиль - совершенно уже женский, гламурный.
цветочки, клумбы в монастырях - они для кого?
кто из мужчин клумбы любит - вот так чтоб всерьез, а не ради угождения женщине - поднимите руки!
ignaty_l: (Default)
Наша замечательная путешественница dixie_dweller не оставляет мысли облагородить монашество применением к нему слова: "профессия":
http://ignaty-l.livejournal.com/180285.html?thread=8327741#t8327741
сами монахи тоже так считают:
"Я хотел бы поговорить о, так сказать, профессиональных христианах — о монашестве. Ибо миряне — это вроде как такая самодеятельность, где можно дойти до каких-то духовных высот, а можно и не дойти. Но монахи призваны жить по уставу, под руководством настоятеля, духовника, как призваны жить христиане-профессионалы".

Сейчас слово "профессионал" очень модное, и монахи как люди мирские любят, конечно, напяливать на себя звания мира.
Ну и миряне, как видим, готовы им в этом поддакнуть. "Профессионал" с добавкой "настоящий"... Это круто. Так в телевизоре говорят с придыханием про убийц: "тут работал настоящий профессионал", когда кого-нибудь убили, а милиция как всегда чешет репу. Дикторы даже слюну сглатывают произнося это сильное слово: "профессионал".
...
Я, конечно, очень согласен, что монах это профессия. Профессия имитации, наглядного изображения того, что изобразить невозможно -святости...
Как прекрасно об этом сказала tarusai: "Есть вещи которые о себе нельзя сочинить понимаете? и изобразить их нельзя..."
Ну нельзя, фальш и дурка все равно видны, как ни прячь, но профессионалы способны на великую имитацию. На то они и профессионалы...
Ну, например, как всегда - Павел. Что - монахов во времена Павла не было? - Полно было. По другому звались, но сидели по пещерам и сверкали из нор своих гласками, пугая прохожих страшными рассказами про конец света.
Что Павел сказал, предупреждая христиан об неполезности общения с этими чокнутыми:
"Никто да не обольщает вас самовольным смиренномудрием и служением Ангелов, вторгаясь в то, чего не видел, безрассудно надмеваясь плотским своим умом  и не держась главы, от которой все тело, составами и связями будучи соединяемо и скрепляемо, растет возрастом Божиим.  Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений:  "не прикасайся", "не вкушай", "не дотрагивайся" -  что все истлевает от употребления, - по заповедям и учению человеческому? Это имеет только вид мудрости в самовольном служении, смиренномудрии и изнурении тела, в некотором небрежении о насыщении плоти".
....
Это имеет только вид мудрости.
Только вид - изображение, имитацию, придуривание....
профессиональное.
ignaty_l: (Default)
Итак, современное монашество.
Пустое, беспринципное, встроенное в мир сей, грандиозное, пугающее своей незамысловатой предсказуемостью.
Люди как кролики зачарованы этим явлением.
Боятся к нему прикоснуться, бояться мифов о мистической силе ордена...
Очень силен и стоек миф  о монашестве как "ангельском чине", "любимцах Богородицы".
Между тем не изучив, не поняв монашество как "слугу царя, отца солдатам", не разобрав его именно по проявлениям, по проговоркам "рядовых монахов (молитвенников за нас)"  - невозможно до конца понять надвигающиеся страшные сдвиги в сторону полной антихристианизации этого явления.
Монашество - руль сегодняшней церкви.
Рулевые - вот они. Они открыты взорам. Ими умиляются, с ними кокетничают, но:

- но каждый "выходящий из себя" - выходит до ближайшей точки.
как Давлатов говорит - соли капнуть на амебу - амеба уползет, она не дура.
соль, капнутая на монаха - показывает выделение в монахе достаточного количества яда.


вот капля яда от рядового монаха.
просто ляп - реакция на соль:

я слышал эту тему, что тебя в детстве изнасиловал некий человек в подряснике, и что с тех пор у тебя злоба на иерархию

кто идет к монаху на исповедь - помните, что он - монах - существо беспринципное, глухое ко всему.
кто хочет обязательной исповеди перед причастием - помните, что исповедь эта нужна не вам, как толкует катехизирующий вас монах.
это нужно ему.
для возбуждения собственной фантазии.
в его голове включается миксер и происходит духовное возрождение.
ignaty_l: (Default)

Право, дивлюсь на людей, уговаривающих себя в том, что «нам никогда не достичь» освобождения себя от «попечения, заботы и страстности». Что люди под этими словами понимают – не понимаю.

Апостол говорил, что мы о неблагообразных членах имеем большее попечение, явно подразумевая, что надо не только рожу с утра умывать, но и мыться в других местах. Что монахи – не моются чтоль? – Моются, и даже духами некоторые брызгаются. Видел очень немного монахов, исключающих из своей жизни вот эту заботу именно в первую очередь о себе. И – ничего, не мучаются совестью, что о себе позаботились, а о жене им влом. Или еще о ком, «дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге». Очень мало встречал монахов, которым и впрямь не интересна вся шелуха этого мира, политика, телевизоры, DVD, отношение к себе окружающих…  Даже для того чтобы слушать какую-нибудь гадость, навроде песнопений о. Романа, и то в «келье» музцентр организуют. Не в плане осуждения, но ведь вполне заботливы о себе монахи и чужую заботу о них очень любят. Даже поощряют. Сколько женщин заботится об иеромонахах в ущерб заботы о мужьях и детях, родителях. Опять же повторюсь – ничего страшного, но что за болтовня об нелюбви к комфорту?

Почти поголовно монахи озабочены хоздеятельностью. Это женатого мужичка супруга со скандалом упрашивает по две недели гвоздь в стену вколотить, а монах такое дельце оптяпывает быстро и пОходя. Мя, помню, завидки взяли, когда увидел как быстро и ненапряжно монах справляется с неподъемными задачами. «Дело у него всегда спорилось легко и с радостью». Всего-то делов, двигаться в сопровождении послухов, тыкая пальцем в непорядки. «Андрюша, вбей пожалуйста здесь гвоздик, что б я мог рясу повесить, нет, мой дорогой, - чуть-чуть правее.. и немножечко пониже, а то я не дотянусь, вот так – бей. …. Васечка, подойди сюда дорогой, вот видишь этот стул? – видишь? – подвинь его, пожалуйста, а то он проходу мешает». И все вбивается и двигается одной силой воли – бесконтактно со стороны монаха. Я б даже не удивился, если б игумен дал распоряжение: «Андрюша, почитай за меня Иисусову непрестанную молитву пока я с гостем поговорю».

И главное – все это делается монахами в удовольствие. Не знаю у кого как, но в моем окружении и поле зрения не мелькают женатые мужчины, которым особо хотелось бы что-нибудь делать, работать то есть. Об духовном, женщинах, футболе и рыбалке – говорят охотнее, чем «дела» делаются. «У тебя дрель есть?» - «есть, нужна?» -  «не-а, так спросил, вдруг срочно понадобится».

Не понимаю восторженных всхлипов «мирян», а особенно «мирянок» об том, что незабота является идеалом. Небось мужьям своим втык дают по каждому случаю «незаботы».

Что касаемо меня, то я давно забил на заботу все, оставшиеся после зачистки детьми инструментального ящика, гвозди. Гори она пламенем, эта забота. Меня, межтем, никто идеалом не считает, только в плане надежды, что когда-нибудь я прикручу что-нибудь, куда- нибудь…

Короче – я не понимаю этих разговоров.

ignaty_l: (что Вы сказали?)

Мне кажется дело в том, что мы не можем постоянно находиться в молитвенном напряжении. При молитве родителей за своих детей такая молитва может быть только в экстренных случаях. Тогда действительно все напряжение уходит в молитву. Но постоянно быть на такой волне мирскому человеку практически невозможно. А у монахов весь строй их жизни ведет именно к такому неослабевающему молитвенному настроению.
Вы попробуйте сами как-нибудь целый день почитать молитву Иисусову, стараясь делать это именно так, как надо. Я не думаю, что это получится, по крайней  мере сразу.
Вот монахи этому и учатся.

Считаю вполне нормальным и правильным, когда значение монашества хоть в некоторой степени осознается мирянами (в устах же монаха похвала монашеству вполне естественна).

Ну елки-палки... Колхозники восхваляют колхозничество, экономисты - экономику (или экономистничество?), дураки - дураковство, монахи восхваляют монашество, миряне "естественно" восхвалять должны паидеи мирянство, хотя тоже монахов восхваляют "естественно". Интересно, Бога восхвалять кто-нибудь будет? Я сколько раз говорил, что они не Бога восхваляют, а сами себя.

А ведь и не удивляет уже, что ни один монах не появился в теме и не объявил, что все это неправда, чепуха полная.

Вывода, собственно, два:

1)    Что они все и впрямь во все это верят.

2)    Что все это народное творчество им просто выгодно взращивать и молчаливо поддерживать.

3)    Молчаливая поддержка и есть самое эффективное в данном случае… Раз никто не только не свистит в свисток, но и «мирское» начальство поддакивает, значит все хорошо.

ignaty_l: (в поисках ...)
Сколько времени в день посвящает молитве настоящий монах?
Весь день и даже ночь...


К тому же он именно на пост и на молитву направит и скажет, сколько молитв в Вашем духовном состоянии можно совершать и как строго поститься.

наблюдается интересный парадокс. "Противники" монашества как правило являются "поклонниками" разномыслия, и всячески отстаивают свое право жить без монашеской указки, демонстрируя при этом творческий и самостоятельный подход к толкованию и Писания и Предания.

"Непонимающим монашества" надо хотя бы хоть один раз побывать в монастыре, чтобы хоть какое-то право иметь на собственное, личное суждение о монастырской жизни, но и то оно будет мнением с обязательной  пометкой типа "ИМХО". А лучше - пожить с недельку и более.

мы, грешные, живем молитвами монашествующих. Если угодно - паразитируем на их молитвах.

Если бы Ваш приятель на таких основаниях уехал трудником в монастырь на пол-года-год - ему такое могло бы принести очень большую пользу

"Что ж, о горах мы по вершинам судим" (иеромонах Роман)

.
ignaty_l: (Default)
 "Если возникает в твоей мысли образ красивого лица, представь себе того же человека обезображенным мертвым трупом, и порочное желание оставит душу" .  мать Синклития.
Это -  "Цветник духовный".
Так книшка называется.
Мне кажется - у всех есть...
....
Начали мне тут доказывать, что некрофилии тут нет.
Доказательство как всегда одно - стереть ненавистное слово.
Ну стерли и ладно.
Но как же нет некрофилии?
Рекомендация прямо ведет, если ей следовать, к некрофилии.
Ну раз "представил", два "представил".. при частом "представлении" неизбежно возникнет привыкание.
ignaty_l: (что Вы сказали?)
   idioto :

"Значит, принимаем за аксиому, что все, что есть в Церкви -- премудро. И строим свои понятия по понятиям Церкви.
И тогда получается, что нет двух путей спасения. Есть только один -- монашество.
Жизнь же мирская -- это колебания вокруг единственного спасительного пути, с возможным (кому как) к нему приближением."


ну, собственно, понятно всё...  по понятиям всё....  ищо вопросы такия странныя - отчего у нас книшки толька про монахов...
в сдохшем уже СССР в кажной книжной лавке были книжки только: про партию, про любов народа к партии и про любов партии к народу.  больше нихира не было в свободной продаже, только в давке можно было пикуля, дюма и филимона купера приобресть.   и пушкина с чеховым, как тварей безобидных и непонятных - по записи.
ну еще календарики с видами послевоенной разрухи.
ignaty_l: (в поисках ...)
Маша меня поправила, слава Богу: "Иноки свет не миру, а мирянам."
и я поправлюсь - еще бОльшая ересь.
я ж говорю - каста, присвоившая себе кучу нескромных эпитетов.

April 2013

S M T W T F S
  12 345 6
78 910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 09:04 am
Powered by Dreamwidth Studios