ignaty_l: (Default)

Подавляющее большинство человеков на земле мыслит меморизами, говорит эхолалиями – пересказывает то, что услышали даже не стараясь вникнуть в смысл, бессознательно создавая в своей среде мемосферу и в ней мемофон – сильно фоня изречениями великих, обычно всяких политиков, которые долгое время считались в народе самыми-что-ни-на-есть догадами. Со стороны - если бы какой инопланетянин прислушался к планетному мемофону - все это походило бы для него на чирикание своих инопланетных воробушков – малоосмысленный такой треп, передающий больше эмоций, чем информации. Так, к примеру, выжимкой из релятивистской теории служит людям абсолютно бессмысленная с виду фраза «все в мире относительно», однако, произнесенная вслух работодателем перед своими подчиненными по поводу изменения условий труда и его оплаты, фраза эта может опустить настроение целого рабочего коллектива – потушить одни случайные эмоции и возбудить другие, такие же случайные, и все это не будет иметь никакого отношения ни к Эйнштейну, ни к Нильсу Бору, ни к ихним мудреным теориям. Впрочем, расхожие фразы путешествуют по головам без всякого повода, являясь возбудителями совершенно стихийных и чисто эмоциональных всплесков.

Я затеял это краткое вступление не только затем чтобы наглядно показать как почти все библейские цитаты, произносимые Гундяевым, например, или Смирновым, или Чаплиным не имеют никакого отношения ни к Христу, ни к апостолам, ни к менее известным этими господами пророкам. Нет, я хочу сказать больше, хочу сказать, что когда Смирнов, лежа на спине перед телекамерой исполняет лежачий танец говорящего живота, или когда Чаплин, словно нанюхавшись ацетону, говорит так, словно блюет ацетоном, или когда их патриарх – да ну его, впрочем, нахуй – одним словом, когда они все что-то говорят – они всего лишь последовательно и методично развивают школу обмана, которая не ими открыта. Они - в традиции. Традиция эта, как выросший у глупца аномальный зуб мудрости, уходит корнями под самый череп того, что в мемосфере прозвано православием. И это, в общем, единственная живучая в православии традиции – обманывать. Прочие от такого соседства давно сдохли в страшных мучениях не оставив потомства. Эта традиция, которую уговаривают беречь, и занята кадровым отбором обманщиков.

Но начиналось все, как мы уже говорили, не от обмана. С недостатка информации все начиналось – вся глупость с этого начинается. Обман же начинается когда недостаток восполняют дезынормацией.

Для наглядного изображения воспользуюсь мыслью, которая принадлежит не мне, но, которая пока, кажется, нигде не записана, или я что-то упустил. Эта мысль – толковая, то есть она относится к толкованию Евангелия, к экзегезе. Принадлежит эта мысль Левону Нерсесяну ([livejournal.com profile] _corso_), и проговорена им в приватной беседе, в то время когда мы совсем недавно расслабленно пили кофе в одной московской забегаловке, и фонили на разные христианские темы в стороне от общего, к счастью совершенно мiрского, то есть – безобидного, фона.

Левон заметил, что фраза про вырви-глаз-отруби-руку никак не может считаться рекомендацией жестко рефлексировать на «блудные помыслы», а относится к своевременной чистке своих церковных рядов от всяких паразитов – от Чаплиных, там, от Смирновых, и от этого чучела, которое у них зовется «пора привыкать».

Обратимся к первоисточнику, сразу приведу длинную цитату, чтобы было понятней: 

«кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской. Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит. Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя ногами быть ввержену в огонь вечный; и если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную.».

Это Мф.18:6-9.

У Марка (9:42-47) – почти тоже самое.

Речь совершенно очевидно не о «соблазняемых» (блудными помыслами и прочими православными ужасами), а о соблазнителях: «горе тому человеку, через которого соблазн приходит; если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя».

У Марка все это усилено упоминанием о соли, которая солонится огнем, проще – выпариванием. Чем меньше жижи, тем солонее соль, а если соль растворить, то и вкуса ее не почувствовать. Простая рекомендация – жидких людишек просто прогонять, отсекать, выпаривать. Какое бы высокое значение он не имел. Даже если он рука или нога или глаз, весь из себя такой прозорливый добытчик, вхожий в кабинеты. Радетель. Жидкость определяется презрением к малым. На современном нам языке это звучало бы, и звучит так – жизнь социума должна строиться исходя из нужды самых беззащитных. Отвечая на вопрос апостолов «кто больше в Царстве Небесном?» Христос говорит, что «элита» должна состоять из законченных эгалитариев.

«Горе миру от соблазнов», но уж куда горше, когда соблазн исходит от тех, кто должен бы участвовать в вызволении мира. Парадокс может быть в том, что за малым следует пойти на край света, чтобы вызволить, а презиратель этого малого «пусть лучше погибнет», чем утащит за собою всех вслед за своим презрением.

Итак, как лошади не нужна пятая нога, так и церкви не нужны жидкие, случайные люди. «Структура» церкви как ее «наметил» (я намеренно пользуюсь грубыми словами) Христос такова: качество важнее количества; пусть вас будет мало, но не будет ни одного тухлого; задача церкви понятна – изменение мира людей. Лучше вас всегда – бесконечно долго – будет мало, чем всегда жидко.

Таким образом, слова о вырванном глазе совершенно понятны, в них нет никакого указания гасить спермотоксикоз мазохическими упражнениями, а есть убедительная рекомендация скорее идти на разрыв с людьми жестокими, на что и обратил внимание Левон.

Но я уже вижу лес рук, и даже одну приподнятую ногу одного приплюснутого праграмёра, и понимаю, что мне сейчас же взахлёб начнут указывать на упущение. Что про вырвиглаз сказано еще и в Нагорной от Матфея между смотреть на бабу и с бабой же не разводиться, и там-то весь центряк и есть.

Перестаньте так на меня смотреть, как Смирнов на телекамеру, персаворе. Плиз. Я с чего по вашему начал? – Правильно, с мемосферы и с мемофона. К ним мы и подъезжаем на пониженной передаче, так что сейчас и будем разгружаться.

Пользуясь всем вышесказанным я хочу еще раз пояснить, а может даже и рассказать как писалось Писание. Это очень важно, поймите. Никогда люди так и не научатся понимать написанное, если они не уяснят для себя как и почему все это составлялось. Потому что толкование шарахнулось от авторитета «сам Бог писал, а люди руки на прокат дали» к авторитету «тщательного анализа текста». Байка про «несохранившийся первоначальный текст логий» ничуть не лучше рук на прокат не потому что он якобы «научный», а потому что он объясняет еще меньше чем диктант Св. Духа.

Мы будет называть первые три евангелия «научными рефератами», а составителей этих первых трех евангелий – «руководителями проекта» в должности старших научных сотрудников. Я не знаю их имен. Возможно их звали Матфей, Марк и Лука. А возможно как-то иначе, и это совершенно не важно, впрочем, их было гораздо больше. Важно то, что каждый из них начал свои изыскания со сбора народного фольклора о Христе. Кто финансировал проекты мы тоже не знаем, но вряд ли ошибемся, предположив, что это было делом довольно крупных общин. Однако мы можем с большой долей уверенности сказать, что проект «от Луки» финансировался гражданином Феофилом, который по каким-то причинам желал переплюнуть конкурентов и заказал помимо прочего детство и юность. Велись эти работы по началу довольно независимо друг от друга, и, вероятнее всего, примерно в одно и тоже время. Впрочем, обмен информацией и добытым материалом вполне приветвовался. Бум был такой. Итак, пока группы младших научных сотрудников шарахались по городам и весям, собирая и систематизируя мемофон, старшие научные сотрудники занялись главным и самым трудным – восстановлением хронологии события. Мемосфера доставляла мемофон караванами, байки о Христе вываливались на столы руководителей корзинами, их тщательно сортировали, сверяли, и достоверными признавались те, которые встречались чаще всего и не сильно различались. Самыми ценными считались показания самовидцев или их ближайших родственников и друзей: «Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях,  как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова,  то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил». Ну понятно, одним словом. «По порядку», «исследовав» - то есть приведя хаос во что-то организованное. Трудно сказать с чего начался бум. Выскажу свое мнение. Скорее всего многие вдохновились Писанием Самовидца Иоанна (см. упомянутое «Слово» в обращении к Феофилу), и оно показалось им хорошим, но недостаточным.  Во многом – непонятным. Ко всему прочему в нем было мало мемофона. Требовалось восстановить то, что Христос говорил и делал при большом скоплении людей. Этим и занялись научные экспедиции, организуемые в разные уголки Малой Азии и Палестины.

Наскребли они немало. Надо заметить что скребли не только крупные научные проекты, но и всякие кустари любители, которые не умели разбираться в шумах, издаваемых мемосферой, и вносили в свои сочинения все подряд, все что услышали на рынке. Но они нас мало интересуют, потому что от них почти ничего не осталось.

На конечном этапе научным руководителям требовалось скрестить «хронологию» и мемофоном. Начались консультации. Проект «от Матфея», например, требовал внесения вырвиглаза дополнительно в Нагорную, а проект «от Марка» научно доказывал, что вырвиглаз было произнесено только один раз и только по одному случаю, из-за чего вообще не получил лицензию на использование Нагорной, да и не очень-то и хотел, считая Нагорную не речью перед народом, а наставлением ученикам.

Мы можем обнаружить, что проект «от Марка» старается следовать за Иоанном, а проекты «от Луки» и «от Матфея» гораздо чаще сверяются между собой, позволяя каждый себе гораздо более творческий подход. Совершенно неправильно считать «от Матфея» расширенной и поздней версией «от Марка». Проект «Марк» более академичен и старается просто восполнить Иоанна.

Ну это я сейчас нагородил своего огороду чтобы было понятно о чем речь. В евангелиях есть очевидные «вставленные» фрагменты, которые кажутся помещенными в текст ни к селу ни к городу, и вырвиглаз в пятой Матфея из их числа. Скажем прямее. При всех неизбежных в такие проекты налетах Св. Духа, евангелисты не всегда понимают куда тыркнуть хорошую, любимою народом и стойко фонящую в мемосфере цитату, и тыкают ее куда им покажется поскладнее. Пошла речь о бабах – ну значит сюда надо и соблазн тыкать, ибо кто нас еще соблазняет кроме баб. Таких «вставок» очень много, я об этом уже раньше поминал, но дело в том, что это по большому счету не совсем и вставки. Евангелия – кроме Иоанна – добротная научная реставрационная работа. Очень интересная и очень академичная. С четко ощутимым присутствием Святого Духа. Но только не надо вот этого, ладно? – Что Святой Дух это когда ать-два и срать по команде. Кстати, с Писанием совсем не было бы проблем, если бы люди хоть приблизительно понимали Кто Такой Святой Дух. Если бы для них слово Бог, было бы не просто словом из трех букв на церковном заборе; - неведомой величиной без значения. Ведь это же правда. Слово, которое есть вещь-в-себе. Слово, за которым не стоит ничего, что можно было бы назвать. То самое «множество всех множеств, имеющих себя своим отрицанием».  Слово, как не указание на предмет.

Итак, мы поняли, что люди писавшие Писание ставили цель хоть как-то анимировать мемофон. Подвести под него хронологию. Привязать каждое отдельное изречение Христа к сопутствующей ситуации. Таким образом Синоптические Евангелия отчасти отражают борьбу с цитатами, с растаскиванием учения  в розницу. Но с другой-то стороны учение же не состоит из культа истории учения, как и не состоит из заучивания цитат.

Учение прежде всего в боговедении. Бог Таков, Каким Сын явил. И это как бы интуитивно понятно что это так. С этого, можно сказать, начинается евангелие от самовидца. Это – аксиома. Беззлобный, очень чутко – бескомпромиссно – реагирующий на всякую ложь, с утра до вечера занятый починкой того, что наворочали слуги пахана своего сатаны. Изможденный в этой борьбе но не убитый. Для слуг сатаны, конечно, убитый. Для живых – нет. Ну, собственно и все. Учение-то проще и лаконичней Четырех Благородных. Как уже говорил раньше – Одна Благородная: Есть Жизнь И это все. На этом можно закончить, сложить учебники и пойти домой, и жить по совести, поступая так, как хотелось бы, чтобы с тобой поступали, по меньшей, и достаточной мере, никого не угнетая и не уча угнетению, по большей - освобождая угнетенных любой возможной ценой. Остальное следует из этого. Живые – то есть свои – узнаются Богом по их отношению к другим живым. У Бога нет мертвых. Ни одной другой приметы, и особенно не годны всякие хитрожопые приметы.

Поэтому любая цитата Писания будет понятна только через понимание этой Одной Благородной. Это как ключ к шифровке. Все будет казаться случайным набором букв и слов, нагромождением их одно на другое, до того момента пока не будет применен вот такой простейший шифр-блокнот. Любые другие шифр-блокноты выдадут вместе с ошибкой взбесившихся Чаплиных, Гундяевых, Рыбок, Смирновых, и весь этот сонм адовых прислужников, которые, в общем-то, рано или поздно опознаются как саранча засирающая мозги окружающим. 

Надо, впрочем, знать, что саранча летала  и летать будет. Как говно уйдут в свою дырку эти, появятся новые, и это до конца времен. Но их надо вытеснять. А куда их вытеснишь, если они везде? Об этом и речь. Из свой среды вырвать как кривой глаз или как руку, наделенную лишними хватательными рефлексами. Не иметь с ними вообще ничего общего.

Я понимаю, что вопрос об авторитетности «писавших Писание» все еще важен для людей, не умеющих избавляться от авторитетов. Для одних Христос авторитет потому что Он с неба свалился. А другие послушаются и пойдут вслед Его по делам и словам. Это как взгляд с двух сторон. Для одних слова и дела Христа авторитет потому  что прежде Он Бог, а для других Он Бог, потому что Его дела – дела Бога. И первые не знают Бога, а вторые узнают Его без всяких цитат. В первом случае речь об авторитете, во втором об узнавании. Поэтому  дела Божии для одних то, что лечит и оживляет, а для других всякие яркие вспышки перед глазами и убийство через молнию-мобильник.

Также и с писавшими Писание. Какая разница кто это написал и сколько ошибок наляпал? Если все там сказанное согласуется с Одной Благородной, и становится понятным только сквозь Одну Благородную, то присутствие Святого Духа там совершенно очевидно.

(я по прежнему отсутствую в журнале, высунулся просто чтобы мысль записать пока не забыл)

ignaty_l: (Default)
Продолжу…

«Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно».
А как же быть с узнаванием? Со свидетельствованием? Сегодня он добрый, завтра он добрый, а послезавтра – раз, и малолетку изнасиловал. Или часики - вот тут на пианине лежали – спёр. А другой, вроде и бы злющий, и орет на всех, но и часики при нем лежат, и малолетка в сохранности. И дело свое выполняет. Даже если по семьдесять раз на дню его прощать, и выслушивать про «бес попутал», то, как быть уверенным, что он просто не внедрился, найдя таких всех из себя прощающих? Вот она, необходимость закона. Да и морали тоже. Любовь, как ее измеришь без дел? Да и на общую испорченность природы человека надо брать поправку, и причем – серьезнейшую. Страсти у всех бурлят, а значит и аскетика необходима, особенно паседьмой.
Что будет о человеке свидетельствовать, как не исполнение общих правил, а? Тем более - проверенных. Отцы составляли, составляли… Будь ты хоть добрый. Хоть святой, но если против правил идешь, то подозрения все равно останутся. А ну как завтра выкинет что такое, и опять будет доказывать, что закон ему не указ. Через годик все малолетки будут изнасилованы, и все часики унесены. И концов не сыщешь.
Короче – механизм давай.

укатано )

ignaty_l: (Default)
Надо признать, что в Писании будет всегда оставаться достаточно невнятного, того, что до конца века останется неподдающимся однозначному толкованию.
Один из самых (для меня лично) непонятных фрагментов 1Кор11.26 : "Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет."
Павел тут превзошел себя в корявости изложения. Или переписчики "букву потеряли", но я не люблю бездоказательных отсылок к потерянным буквам, поэтому фраза у меня не клеится ни в какое прочтение. Только на первый взгляд тут кажется что всё ясно. - Тут ничего не ясно. Возвещение смерти не ясно ни в смысле, даже в смысле поедания волшебной еды. Это годится только для православного пугания неким недостойным поведением, где понять в чем достоинство из самой фразы совершенно нельзя. Логично предположить, что "возвещение" прямо связано с "воспоминанием", так как фраза идет сразу после цитирования слов Христа: "и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание."
Но между воспоминанием Его живым и возвещением Его смерти, какую либо связь уловить не удается. Всё, что у меня склеивается более-менее, это если Павел (как он это вообще-то делает) разрывает мысль цитатой, и "возвещение смерти" относит не к сакральному значению евхаристии, а именно что недостойному каждодневному поведению церкви. Тогда из-за разрыва цитатой между 11.22 и 11.26 нечаянно переиначивается значение слов "всякий раз": "Далее, вы собираетесь, [так, что это] не значит вкушать вечерю Господню;  ибо всякий поспешает прежде [других] есть свою пищу, [так] [что] иной бывает голоден, а иной упивается. Или пренебрегаете церковь Божию и унижаете неимущих? Что сказать вам? похвалить ли вас за это? Не похвалю. - Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет."
Да добавленные "для ясности" всякие разные "[так] [что] " могут отвлекать от прочтения текста как критике уже заведенной практики, а не отдельных нарушений. "Всякий раз" это скорее всего всякий раз у них в застолье. То, чего делать не следует. Тогда возвещение смерти Господней становится по крайней мере понятно как "накликать на Него смерть". То есть вести себя как Иуда, сбежавший из-за стола.

Вкрадце можно описать смысл так: "Далее, вы собираетесь, не вкушать вечерю Господню! - ибо всякий поспешает преждеесть свою пищу,  иной бывает голоден, а иной упивается. Или пренебрегаете церковь Божию и унижаете неимущих? Что сказать вам? похвалить ли вас за это? Не похвалю.Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет."
ignaty_l: (Default)
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

как приложение к этой небольшой книжке: имя зверя

"

* (добавлено 14 января 2010г)

P.S.  - Спустя десят лет после написания книги, я все же решил рассказать «как я считал». Как ни странно, многим счет не дался, мне несколько раз приходилось сталкиваться с недоумением, которое я не очень, признаться, желал, разрешать, по разным причинам… Мне кажется достаточно очевидно то, о чем писал апостол, и число не является главным в содержании Откровения об имени. Опять же признаюсь, что в первой редакции этой книги я предложил другой счет – считать гематрией с «Вавилон великая мать блудницам и мерзостям» на иврите. Там тоже вполне получается… Но я довольно быстро понял, что следует вернуться к указанию самого апостола и отверг гематрию. Итак, сейчас я предложу счет имени зверя, как он мне видится:

"Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена" -

но жена сидит на звере.

"и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть".

данные цари это тоже звери: "И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи, и  пойдет в погибель. "

итак, жена сидит на семи зверях, сумма которых есть - один зверь.

данные звери есть "восьмому зверю" - холмы, их - семь.

они же ему и головы.

итак, мы имеем восемь зверей, по семь голов каждому.

у "восьмого зверя" - свои семь голов, но они - звери-цари, и у каждого "зверя- холма" - свои семь голов-царей.

каждая голова снабжена короной - "десять рогов".

итак, теперь можем считать.

7х8=56 - головы.

7х8х10=560 - рога.

7х7=49 - холмы под каждым из семи зверей.

1 - сам зверь-блудница.

мы считаем так, что все звери неотличимы.

для себя они могут отличаться - для Бога - нет.

они - на одно лицо - "все царства во мгновение времени".

я уже говорил, что в списках существует три разночтения "числа" - 666, 665, 616.

они и получаются именно так:

560+56=616 – «рога и головы»

560+56+49=665 – «рога, холмы и головы»

560+56+49+1=666 – все вместе с блудницей.

Еще я думаю, что само число апостол и не писал.

Скорей всего Иоанн прервался в этом месте:

"Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое".

Вероятней всего имеющиеся реальные числа появились как заметки на полях: "число его шестьсот шестьдесят шесть"

Тут хочется сделать еще одно отступление.

..На мой взгляд "Откровение" написано как книга внутреннего пользования малосийским общинам.

Она вообще - катехизис, и имеет огласительный характер.

"имеющему ум" предлагается самому понять - с кем он имеет дело.

И понять то, что его ждет.

Он должен правильно распознать метафизическую реальность Откровения.

Что должен знать оглашаемый?

Что ему противостоят все царства во мгновение времени - всё царство сатаны.

Что оно - огромно, но ему имеется предел- "число".

Что мир сей - враждебен Богу, что именно мир сей и распял Христа, и готов поступить так с каждым от Семени Его.

Откровение это - метафизическая картина христианского мира."
ignaty_l: (в поисках ...)
хочу указать на еще одну ошибку, которая схоластами раздулась до невозможного.
для еврея "сердце" означало не анатомический орган, а сердцевину, центр.
под "сердцем" понимался и разум и чувства, в зависимости от контекста того, что говорилось.

то есть "сердце" как фрагмент анатомии это - анахронизм, который пристегнули к богословию задним числом.
когда Христос говорит: "для чего так помышляете в сердцах ваших?", это означает глубину помысла, а  не географию его происхождения.

ignaty_l: (Default)
ковер вертолет правильно ставит вопрос - разовью немного им начатое:
когда мы говорим о толкованиях Писания, всегда надо понимать, что само Писание уже есть толкование.
Толкование и интерпретация полученного свидетельства.
Причем, свидетельсво это не обязательно о Боге.
Ведь давно уже реконструировано как евреи переходили "через море".
Там расстояние 200 м, всего "моря", и можно сказать брод.
"Противный" ветер подул, течение подперлось, скала на перекате обнажилась - народ по щиколотку пошел там, где и должны были переправляться по пояс.
чо бы они на "море" поперлись, "убегая" от фараона.
То есть знали что брод, знали что при южном ветре проблем не будет.
Но вот вдогон шло "войско фараоново" - несколько телег было послано посмотреть куда эти чудики намылились.
"Войско" с пригорка посмотрело на эту переправу, поцокало языками - ай да ловкачи - и свалило в свою фараонью землю.
Это как щас в монастырь съездить.
Ну никто без чудес не возвращается - западло просто.
Побывать в монастыре и не привести свидетельства о чуде - не порядок.
Или зуб перестал болеть, или чудесным образом нашлась в заднем кармане "потерянная" год назад "записочка от батюшке".
у меня при моем прогрессирующем склерозе таких чудес по три четыре в неделю случается.
причом - натуральные чудеса.
тока облаешь всех вокруг за то что не нахожу на месте пепельницу - глять, через час, когда уже всем печень исклевал, она чудесно обнаруживается там, где я ее вытряхивал - на котле.
а в дороге вообще чуства обостряются.
на трассе - помню - одни чудеса.
много чудес.
если все это записать - просто похождения чудотворца получатся.
но это я про ветхий завет говорю, в основном.
чудеса нового завета совсем иные.
объясню - в новом завете чудеса интерактивны.
там почти нет причин-следствий.
От "карающей десницы" Христа погибла только одна смоковница, Петр уложил наповал супружескую пару, вот почти и все.

Вот эти самые причины-следствия ветхого завета - это религиозная  интерпретация обыденных явлений и событий.
Если кто умирает, то вспоминается что он соделал, чем он вообще был славен в жизни.
Но речь не только о чудесах.
Толковать явления в пользу своей избранности - довольно типичное для примитивной религиозности дело.
Недели две нахождения возле какого нибудь бати-монаха, могут дать огромный материал таких свидетельств.

 









ignaty_l: (в поисках ...)
у Книшкина тема интересная, вынесу свой камент наружу, а то там тихо как в проруби, никто про монахов не хочет доброго слова.

вот первых из контекста до конца не ясно что за "слово сие".
толь слово апостолов, что лучше не жениться, толь слова Христа, что нельзя разводиться.
ну согласимся - прочтение равнозначное, если не иметь в виду многочисленные толкования в одни ворота.
дальше идет разговор о евнухах.
ясно что евнухи ради царствия - метафора.
это не настоящие евнухи, и не евнухи такие как монахи - со всеми обетами и прочими запретами, полагающими половую сферу греховной.
из контекста это люди, которые пренебрегли комфортом семейной жизни.
в семье ведь есть две стороны.
первая - комфорт, и половой в том числе, вторая - напряг от вечно ворчливой и недовольной жены, которую приходится устрашать официальным разводом.
мы что видим - лучше вовсе не жениться, говорят ученики, то есть ну ё нафик, жену.
устали уже, за пару лет комфорта - готовы свалить в развод.
Что - Христос поощряет это настроение чтоль?
Мол, нефик было жениться, да?
Ведь изначально разговор вот этого монашьего контекста не подразумевал.
Речь о том, что разводиться жестоко, а не жениться не надо было бы, "ну а уж раз, то терпите...".
ну вообще там монашества не вычитывается близко.
ответ на ворчание учеников - не все вмещают, но что вмещают? обязанности человека перед женой такие непосильные надо _было_ махнуть на скит с аббатусом или спиридоном? а теперь майтесь, уроды.
но при таком раскладе, Христос Сам Себе противоречит.
начал с неразвода, а закончил тем, что поддержал ворчание женатиков, мечтающих скипнуть от надоевших жен.
так чтоль?
но вот на вопрос Петра, что он все оставил, за ним пошел, Христос вроде подтверждает на радость аббатусу, что правильно сделал, паря, бросай жену, херачь за Мной.
так какой мы имеем вывод?
побросать их, болезных?
но вот по нормальному вывод таков, что комфорт свой - да, его оставить надобно.
при жене, причом, "оставленной" вместе с домом.
"обязанность" свою перед женой - не оставлять, а свое желание - поставить Христа перед выбором – мол или жена, или Ты, дорогой – вот это желание лукавое.
И «вмещают» это слово – евнухи не те, что мошонку свою оберегают от прикосновения, и не те, кто желает свалить от своих жен, а те, кто стал «евнухом» для Царства – но это метафора. Она не говорит о неприкасании к женщинам –женам. Это в полном смысле ограничение своего комфорта, который заключается в том, что или то, или сё, третьего не дано.
Фик там. Не оскоплен людьми. Не пришел в свет прирожденным скопцом – вот при жене своей находись как не имеющий. Не в плотском смысле «не имеющий», а реально не полагающий для себя женитьбу, обязанность оставаться верным, ограничением для остальных устремлений – в Царство.
А то, мол, жены им помеха…
ignaty_l: (в поисках ...)
ну общем чего сказано то...
познайте истину, то есть полюбите ее,
и истина сделает вас свободными.
сам по себе интерес к Истине в обход Евангелиям осуществить... ну - трудно.
ибо опять же сказано - исследуйте, там все об Мне.
по святым отцам истина не познается.
так - пропагандируется какой та образ жизни всем не особо симпатичный, но восхваляемый страха ради иудейска.
поскоку раздача частицы Царствия, чтоб она внутрь вас оказалась - она через восхваляемых только возможна.
вот все и хвалят то, что не особо как любят, но велено.
в Евангелии об Истине говорится вполне достаточно, чтоб ее полюбить или отвергнуть.
Немного написали апостолы, да, и - хорошо что немного, а то засрали бы до уничтожения.
А так можно расчистить этот завал, восстановить.
Не так и сложно.
Поставить с головы на ноги, вернуть тексту жизнь, не разжевки, а жизнь.
Это нужноделать.
А то опять свидетельство об истине захватят мистеки.
Будут болтать о том, что не ведали, не знают, захлопнут Писание как оч. супер энергийный напиток, без толмачей непонятный.
Не - без Писания никак.
Это как первый класс закончить.
Экстерном для одаренных или блатных.
Одаренных единицы, значит лучше без экстерна.
А то блатные пролезут и натолкуют с тучу.
Чо оне там удумали духовно в своих видениях.
ignaty_l: (в поисках ...)
 Продолжу чуток

Вот я говорю все: «православные», но те, кто себя так называет, никакими православными никак не являются. Они даже размытое слово «традиция» ставят раньше догматов, впихивая в традицию и Писание, и бабьи монашьи байки, и «обрядом»  венчают всю конструкцию. Догмат у них затесался посередине, тогда  как любому незашоренному кураевской демагогией ясно, что уж Писание, по крайней мере, это очевидный догмат. В Писании даны все основные определения вероучения, да и странно просто по человечески считать толкования, например, на Павлово определение веры – догматичней Павлова догмата. Но в сегодняшнем изводе православия, подлинными догматами являются не апостольское «Бог есть свет», а святоотеческое: «Бог есть Троица», и не свидетельство Христа о Себе Самом, а протоколы с собраний, где уныло гавкались друг на друга политики, что позже было названо «христологическими спорами». Подсчитывали неподсчитывамое. Одни недовольные подсчетом метрополии, ради того, чтоб свалить из метрополии, другие, на сто проц.  знающие,  что в центре всегда считают лучше,  чтоб был повод приструнить разбегающиеся  провинции. ...

ignaty_l: (в поисках ...)
 продолжу

Что всегда еще сильно бросается в глаза – православные очень не любят Писание. Это очень важно подчеркнуть, когда речь заходит об обвинениях в протестантизме. Для православного протестантизмом является все, что идет в обход предания. Тут тоже очень тонкий момент в понимании психики стандартного православного. Предание для него не обязательно святые отцы. Святых отцов православный читает еще реже, чем Писание, но отцы это символ того, что Писание можно почти полностью игнорировать, ставить его вне закона. Оно ведь и впрямь вне закона – Писание. С православным о Писании говорить совершенно бесполезно. Он непременно промямлит, что Писание можно понимать двояко, то есть так завуалировано констатирует, что и понимать его не намерен.  Для православного почти оскорблением  является апелляция к Писанию и апостольскому слову. Апостольство это апостольское преемство и все. Апостол сказал, положил руку на другого, и велел тем самым говорить дальше. То есть сказанное сегодня в трепе  о женских тряпках монахом каким нибудь Разнектарием или Благоляписом – это слова апостола. Именно в том и апостольство, что апостолы делаются пальцем без особых затруднений, и с ними можно провести сеанс светской беседы. Достаточно, чтоб вот этот славный юноша, с такими удивительными глазами и  дарованиями с детства возмечтал стать не клерком, не бандитом, а зарабатывать себе на жизнь постом, молитвой и свободными ушами  – это офигительно высоко. Православный, если услышит нечто непривычное, непременно спросит, как это соотносится с преданием, потому что железно знает, что предание велит говорить только знакомые вещи, не нарушающие недосягаемости идеала, равняющей всех в один понятный и доступный уровень бездуховности и обмирщения. Я духовно больной, ты духовно больной, он духовно больной, мы все духовно больные. Все больные, но только настоящий православный это хорошо знает, и тем определяет себя как настоящего. Ненастоящий мается в непонимании этой глубокой православной правды и рыпается своим непониманием растревожить благодать знания своего ничтожества по сравнению с Богом и святыми – людьми, Богом поставленные голыми коленками на январский камень, чтоб показывать идеал – духовное здоровье. Средний православный это, можно сказать, классический кришнаит, слехка надрюченый в примитивном буддизме. Он делает себе карму, меняемую и выправляемую рассказом о своих грехах, чтоб  более менее достойно вкусить нетленной пищи, которая, пропитав духовно здоровые фрагменты тела, однажды сделает так, что эти фрагменты начнут блаженствовать и любить куда мощнее, чем это возможно сейчас – на полную катушку займутся наслаждением, не имея помех в виде насморка и хлопот о том, чтобы помочь некоторым, ныне несчастным, добрым словом о предстоящем безделье, и советом как это безделье лучше всего реализовать в этой жизни – свалить, например, в монастырь, или заняться еще чем духовным… Таким образом для сегодняшнего православного протестантизм это все, что посягает на его оправдание своей – тщательно оберегаемой - духовной  пустоты, на единственно для него возможное духовное существование – оставаться злобным эгоистом, и считать что и все люди точно такие же сволочи, только хотят это скрыть. Я признаю себя духовно больным – это наше все.  Признание себя не тем, кем являешься – сверхподвиг.  Просто – духовно больной. Это покрывает все.

Потом продолжу чуток еще….

ignaty_l: (Default)
ну и всерьез еще раз.
вот отсюда малость продолжу.
мы имеем 4 евангелия.
во всех них приведены довольно странные рассказы.
что в словах и действиях Христа зацепило апостолов больше всего?
почему именно эти рассказы так важны?
за 3.5 года Христос сделал и сказал так много, что книгам не вместить.
а Евангелия все за один вечер неспешно прочитываются.
каков общий корень всех этих рассказов?
это очень важно выцепить, потому как вся экзегеза заточена под "христианскую мораль".
как ни обговаривают это - все сводится к тому что надо "исполнять".
ну надо - и все тут.
при таком раскладе евангелия просто не читаются.
то есть, они разбиваются на главы, на стихи, и из каждой разбивки следует какое-нибудь совершенно фальшивое поучение.
это касается не только евангелий, но евангелий в первую очередь.
потому как если благая весть - "Я принес вам заповеди", то фарисеи будут закидывать тапками друг друга и людей, и евангелие останется невнятным продолжением закона, довеском к закону пучка механосборочной благодати, достигаемой новыми заповедями - улюбить друг друга неземной любовью, которой любили друг друга брат василий и брат григорий, кирилл и златоуст, петр и феврония, и прочие замечательные пары.
какой-то такой любовью, которой уж точно ни у кого из нас не было, нет, и не будет, оттого что православная дешифровка заповедей выявила тугой пост с автомолитвой - как главное, что помогает призвать эту самую любовь на свою потерянную во время процедур голову, что является первейшим признаком святости в народе.
ignaty_l: (в поисках ...)

Не хотел я на эту тему.

Ну точнее – давно хотел, но все откладывал, откладывал…

Не хотел обижать созерцателей. Путь, думал, делают вид что созерцают. Созерцают типа, толкуют типа, что насозецали. Поскольку по натуре своей хочут считаться мистеками, поэтами, да и вообще обращающими внимание на все таинственное, то по всякой подходящей ситуации отрабатывают свое понимание таинственного во всякой его духовной глубине.

Я люблю духовных людей.

Гвозди бы делать из этих людей. Материал в сам раз.

Ну вот сидят мужики на работе, играют мирно себе в лото. И пьют мате с лимоном, допустим. Один деловой говорит – надо еще успеть в подвале 28 дома успеть заглушку на спускник вкрутить. А то под ногами мокро. Уже два месяца хочу вкрутить – все недосуг. То лото, то домино. То вдруг отпуск случайно. Короче – постоянно занят. Ну вот только деловой этот чрезмерно товарищь решается на поступок, вылетает в сию минуту кукушка из будильника и кукарекает четыре раза. Ну то есть в пятницу в четыре часа пятнадцать минут рабочий день и рабочая неделя вместе с ним – кончаются. Остальные мужики хохочут и прямо так парню в лоб говорят – баста. Наше время кончилось. Пора домой. Пусь твой спускник течет дальше. Нету времени. Ни у нас нету, ни у тебя нету, ни у кого нету. Даже у аварийки нету. Аварийка такой фигней не занимается.

Тут вбегает, понимаете ли, анжинер и орет благим матом – хорош мате пить. Щас придет проверяющая комиссия – будет утечки в подвалах смотреть. Давайте – глушите все утечки мать растак вашу нахер. Даю вам 15 минут, больше времени у вас не будет. Не сделаете – уволю всех нафик. Все, понятно, смеются весело – куда он всех уволит – смешно, но идут тихонько вворачивают заглушечку на спускничок, тем паче работы на две минуты.

Ну и все. Вышло время. Работа кончилась, проверяющая комиссия пусь шарит, если не лень. Ну в общем – в норматив уложились.

Теперь текст:

«клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет; но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам».

Ну о чем говорится? Что – все. Ваше время кончилось: «Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени», «не запечатывай слов пророчества книги сей; ибо время близко». Было время на то чтоб покаяться – кончилось время. Дальше – суд: «пришел гнев Твой и время судить мертвых и дать возмездие рабам Твоим, пророкам и святым и боящимся имени Твоего, малым и великим, и погубить губивших землю». Время кончилось, время пошло.

И где сказано, что время вообще будет отсутствовать как таковое? Что это за физика лирическая? Вот это что за белиберда? – «Мы знаем, что Бог сотворил время, следовательно,когда-то времени не было.Ну и понятно, что это нихера не понятно.Не было, не было - бац! - появилось.А потом -бац!-кончится.Но я вам ща фсё на пальцах растолкую, глядишь, за умного сойду.Время-то, пипл, Бог сотворил внутрях вечности.Соответственно, время - несамотёчно,не абсолютно,соотнесено время с вечностью,будучи-являючись оной вечности производной.Вот ты, вроде, живёшь-поживаешь во времени, а на самом-то деле ты уже одной ногой в вечности торчишь.Даже не сомневайся.Ну и хуля?».

Короче – недолюбливаю я поэтов. Все время они в физику норовят залезть – то есть туда, где ни в зуб ногой. Не скажу что совсем поэтов не люблю. Но вот прохладен я к их космизму липовому. Короче – время будет всегда. Успокаиваемся. Что дано, то не отнимется. Никакого кристаллообразного висения в безвременьи, с созерцанием вечно праведного  Тапкина – не будет. И время будет, и материя будет, и Тапкин с Федором будут пялиться на солнце и удивляться – почему оно движется.

ignaty_l: (Default)

Сила Божия в немощи совершается. Да, по меркам мерзейшей мощи – добро немощно совершенно. Оно не может убить.

Вот два текста в синодальном переводе:

Лк. 12:4-5: «Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь».

Мф. 10:28: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне».

У Луки речь идет явно о дьяволе. У Матфея переведено так, что в губителях оказывается – Бог.

В православии не принято бояться дьявола. Православные – бесстрашные люди. Боятся только Бога. Не странно ли?

Интересно, что одна и та же мысль Христа переведена в синодальном переводе противоположным смыслом. Они бы обе были переведены еретично, но у Луки есть «по убиении» - вроде неприлично с прописной буквы писать про убийцу. У Матфея же – «погубить в геенне» - может «Тот».

Ну откуда при таком переводе может быть доверие к Евангелию?

Да при таком прочтении, которое уже устоялось со времен Златоуста.

Если при чтении Евангелия у людей наступает раздвоение – от непонимание сказанного – то чья вина?

Чья – Церкви, чья еще… Евангелие может быть прочитано нормально только при наличии нормального, внятного богословия. Его – нету.  Ну – нету!  Ну нельзя же этих зануд- монахов считать способными хоть на какое богословие, коль они сейчас заняты исключительно вопросами половой жизни «мирян».

ignaty_l: (А-а-а!)

Вот так вот всё время. Шаг влево, шаг вправо – непременно обзовут. Надо обязательно дышать друг другу в затылок, чтоб тебя правильно причисляли к «православным», а не к «протестантам».

Объясняю: то как выглядит форма церковного управления – не характеризует церковь как такую-сякую. Самоназвание церкви – не равно  функционированию ее управленческого аппарата. Православие- Орто.доксия- «Верное определение» вероучения.

Ну раз православные считают что все формулируют правильно, то по слову Спасителя – грех остается на нас. Ну раз мы такие знающие.. да? Всё знаем. Даже по минутам можем рассчитать, когда Святой Дух в Чашу залетает. У нас все усии пересчитаны и соотнесены с нужными ипостасями. И про грехи все знаем. Всё наше богатство – при нас.

«Ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть».

Православная Церковь – замечательная среда для очищения огнем низкопробного надраенного для виду  золота. И есть чем пока покупать. И мази – побольше - для особо зрячих, называющих себя видящими.

Если имя ангела церкви – «ортодоксия» - то давайте верно определять, а не размазней старческой друг друга пользовать. Имя должно соответствовать содержанию.

До скотства уже ведь полного дошли.  «Формулируем» только что-кто-как называется хуже нас. Предел интеллектуальной загруженности – отрефлексировать на сигнал дрессировщика, прыгнуть через кольцо и сказать два раза «гав-гав». В награду получаем кусочек сладкого духовного удовлетворения.

Православная Церковь одна из самых зараженных ересями и лжеучениями Церквей. В дерьме еретическом по самое некуда. Хуже только, наверное, у свидетелей иеговы. Ересь практикуется, ереси научают, откровенные плоды ереси именуют «человеческой слабостью» и «греховностью». Церковь, где на офдокументах и на офсайте через слово написана еретическая ахинея, синодально-митрополичьи саддукейские бредни, где, благословленная саддукеями литература, напичкана фарисейскими поповскими мизантропийными поучениями – такая церковь не может называться «истинной», но вполне годится на роль разросшейся реликтовой секты, где сохранен-таки заряд первичной свежести, благодаря хорошо налаженной системы запоминания и складирования всяких глупостей. Глупости так декоративно и громоздко валяются в стороне от самого ортодоксального вероучения – от метода осторожного прощупывания граней вероучения, что вполне могут считаться мусором и с чистой совестью игнорироваться. Метод интеллектуального поиска вполне отсекаем от торопливых внедрений промежуточных результатов в  вероучительную практику. И видна вся мирщатина, которой воняют эти практики. Специфика православия в том, что глупости – не доктринальны. На них можно плюнуть слюной и забыть. Доктрина маячит отдельно и интеллектуально легко распознаваема. В ней много недоговоренностей, на которых разрослись глупости, но они – не помеха. Для того и существует богословие – чтобы «определять правильно» - возвращаться к Ортодоксии.

Вы собираетесь, ребята, из говна выплывать, или будете по прежнему делиться на тех кто в еклессии и кто с системе? Вы еще не лопаетесь от своей дешевой сообразительности кто кого эклесистей, кто кого системней, мистичней, поэтичней, морально устойчивее, истиноариестей? (плюс – хороший семьянин и отец салдатам)? От морализаторства не утомились- нет? От того кто там по праву-леву руку плюхнется во время оно, исполнив все заповеди? От самоубеждения что любит Христа до беспамятства и готов дальше и дальше душу свою беречь ради этого как невеста, невестящаяся на девятом десятке? Если вы, ребята, обзывате себя православными, то само название секты должно вам подсказывать что для того чтоб превратить секту в Церковь, что у вас не задница, а голова должна работать в первую очередь.

Повторяю по буквам: Гэ, О, эЛь, О, Вэ, А.

А не жопа.

Потому как правильно хоть что сформулировать можно только головой.

Сформулировать.

Откровения получайте через что хотите. Ну привыкли через гениталии мистично – валяйте. Но формулируйте полученное вами – головой. Чтоб другие могли эту вашу формулировку головой же и освоить. А не жопой. А пока все полученное и сформулированное и усвоенное этим задним местом у нас называется «Православием» – то это уродливое побочное образование будет оставаться для внешних, чем дальше, тем больше – посмешищем. И дискредитировать сам святоотеческий метод ощупывания разумом открывающихся истин. Православные оне, паимаишь….

И даже не думайте что вы – православные, если двух-трех слов связать не можете, размышляя о Боге, Христе, человеке и мире только цитатами писателей эпохи доалхимических способов приготовления спиртосодержащих напитков и мочевины. Не православные вы никакие, а примазки и пришлёпки. Вместе с, одетой в нижнее поверх верхнего, белье эпохи позднего энеолита, ерархией вы являете собой говорящие музейные экспонаты и говорливых музейных экскурсоводов. Имя вы свое – не оправдываете – «ортодоксы». И научить вы никого ничему не можете. Любви и вере – в первую очередь, как бы не пыжились выдавливать из себя эти высокие слова.

ignaty_l: (Default)

«Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти». Иоанн так много пишет о грехе, грехах, а все крутится вокруг первого греха – убийства Каином Авеля.  «Грех есть беззаконие». Грех становится равен беззаконию, когда осуществляется. Отсюда понятно, почему закон - «свят». Закон не запрет, а проверка себя на предмет праведности. Христос очень недоброжелательно относится к закону как запрету и второзаконию – как укреплению системы запретов. «Не клянитесь вовсе» - не связывайте себя тем, что не способны понести, «да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого». Можете понести – «да», не можете – «нет». Клятва это – напряжение. Насилие над собой. Ну да – сказано: «исполняй клятвы перед Господом». Верно, можно нагрузить себя правилами или выпросить правил у духовника – и каяться потом в невыполнении всякой ерунды на полном серьезе. Можно наобещать себе (как духовники учат: «скажи греху – «нет»») – не буду грешить. А фик чо получится. Ну сказал «грехунет» и - что? Да ровным счетом ничего. Через неделю снова на исповедь говорить грехунет… Хоть обговорись… Ну и еще с грехом надо определиться. Что за штука такая…

«Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога».

Вот прям целиком чтоль рожден? Из грязи в святые князи? «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей». В подстрочнике буквально: «в нем остающейся». То есть – не иметь того что в тебе есть. Это очень интересно. Можно сказать всему во мне доброму что это не мое? – Можно. Это очень многие в себе чувствуют. Все хорошее оно как-то помимо меня скользит. От меня только одни гадости. Да, на этой основе монахи даже учат довольно верно, что все хорошее от Бога, а все плохое от дьявола. Только у монахов все это линейно и бестолково. С надрывом. Некоторые даже доходят до того, что и все хорошее объявляют от дьявола. Мол, ничо доброго во мне нету вовсе. Все – сплошное лукавство. Правильно – потому что лукавством своим меряют. Лукавят, то есть. Но то что в человеке от «жизни вечной» - оно и впрямь часто видится как постороннее. В основном потому что мерилом поставлены всякие душевные надрывы. Ну раз уж блудный помысл пришел – то значит до человекоубийства неподалеку все. Обычные монашеские приколы.

Да, если к человеку есть ненависть, то за ней смотрится-читается  сразу целый каинов букет. И зависть, и ложь, и показуха, и пожелание... Да – братолюбие как мерило – это прав Иоанн. Фточку, как сейчас говорят.  Любить брата-сестру – это не желать человеку зла. А не то что сначала пылать к нему всей пылкостью, а потом всей пылкостью ненавидеть. Не желать зла – значит желать добра. Хотеть добра. Не такого монашеского «добра» - проволочь через испытания и скорби: «желаю тебе спастись скорбями» - а вообще не хотеть для человека никаких испытаний и лишений: «я помолился за него, чтоб его Господь вразумил, вот у него хата и сгорела». Вообще православное злорадство легко обнаруживается в человеке, произносящем слова: «это его Бог наказал»: «Михаил Архангел, когда говорил с диаволом, споря о Моисеевом теле, не смел произнести укоризненного суда, но сказал: "да запретит тебе Господь". А сии злословят то, чего не знают; что же по природе, как бессловесные животные, знают, тем растлевают себя. Горе им, потому что идут путем Каиновым, предаются обольщению мзды, как Валаам, и в упорстве погибают, как Корей». Не желай другому того чего себе не желаешь.  Это – добротолюбие. Меряя себя этой «Иоанновой» заповедью – можно приобретать дерзновение и веру: «не как новую заповедь предписывая тебе, но ту, которую имеем от начала, чтобы мы любили друг друга. Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям Его». Потеря же веры – наступающая неуверенность – она и есть отступление от этой заповеди «отначальной» - от добротолюбия.

ignaty_l: (в поисках ...)

Один из самых странных фрагментов в Евангелиях: «Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили. И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет»

С одной стороны - апостолов Христос укоряет за неверие до самого упора, с другой – говорит, что кто не уверует с их слов – будет осужден.

У Матфея нет про «осуждение» неповеривших:  «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». – Учить и крестить.

У Луки: «Тогда отверз им ум к уразумению Писаний. И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. Вы же свидетели сему». – Проповедовать как свидетели.

Странность концовки у Марка именно в том, что «осуждению» подлежат за то самое, за что не поверили апостолы, причем «знамения», сопровождающие уверовавших со слов апостолов куда мельче и не серьезней, нежели «знамение Ионы пророка», свидетелями которого апостолы были и не поверили: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы».

Этот текст довольно неплохо показывает что «спасение и осуждение» не вступают в логическое противоречие повествованию, если это не онтологические, а здешние «спасение и осуждение»; Спасение себя живущего здесь, сейчас достигается верой. Реализация этого спасения – знамениями веры. Как и осуждение – постоянное маяние совестью. То есть речь идет о том, чтобы апостолы шли и вызволяли как можно больше людей, поскольку неверующиееще не верующие – страдают. А могли бы не страдать. Речь идет о силе апостолького слова, а не о суде. Чтобы проповедь Евангелия их была убедительной, продоносной.

ignaty_l: (в поисках ...)

«Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» - вся миссия Христа в этом.

И миссия – цельна. Дела дьявола – все. От мелких до ада. «Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего. Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга, не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны».

Думаю – Иоанн расписал все как есть. Мир делится на добрых и злых. Никакого другого деления нету.  Зло же это ненависть и ее утверждение…

Христос показал что зло – внешняя сила. К человеку  примешанная и ему не свойственная. Бог есть свет и нет в Нем никакой тьмы. Зло – третья сила. Не вторая именно, а третья… «и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки». Этого не хотят понять. Не хотят понять, не принимая того что «благодать» это свобода и автономия. Это навсегда данное и неотбираемое. У некоторых отцов церкви есть понимания зла как «третьей силы». Не Бога, не Его творения, а совершенно самостоятельной, «творящей» некий мир с названием «смерть», силы…  У Макария Египетского есть это понимание зла как структуры захваченного космоса…

К Богу совершенно не приложимы те «силы», которые действуют в тварном мире. Казалось бы эта простая мысль должна сама подсказывать другую мысль:  что силы эти – совершенно автономны. В мир вложено все и вложено – благом дано - в избытке,  чтобы мир жил и развивался в свободе, а не марионеткой на нитях Творца, Который подпитывал бы только «послушных». У Бога нет лицеприятия, Он не выключает краники жизни, Он дал и не отбирает.

Но вот зло это тот, кто встал у краников и начал их крутить. Весьма способная личность. В Писании именуется сатаной и относится к высшим духам.

Новое – и принципиально новое, я бы сказал – шокирующее новое в Евангелии – то что «все царства мира во мгновении времени» - это царства сатаны. Весь этот «порядок» которому человек вынужден подчиняться – это не Божий порядок. Хоть в Писании и говорится что вся власть «свыше» и «от Бога», эта правда относится только к принципу власти как служению. Власть (exousia) – «способность распоряжаться» - лишь один из даров каждому человеку – уметь служить другим. Власть как способ поработить других, распорядиться даром служения для себя – и есть зло. И оно, конечно, очень сильно...

ignaty_l: (в поисках ...)

Продолжу.

То что мы имеем такое красивое слово «таинство», это заслуга, конечно, обращенных язычников, «перестроившихся» с мистерии языческой на мистерию христианскую. В ветхом Завете «тайное», «скрытное» обозначает почти всегда дела человеческие и греховные. Бог настаивает на том что Он не терпит тайн, поскольку Сам Он - всюду: «Может ли человек скрыться в тайное место, где Я не видел бы его? говорит Господь. Не наполняю ли Я небо и землю? говорит Господь». Бог распечатывает перед человеком Свои тайны: «Ибо Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам», не «делает дело» мутным и непонятным, дает человеку разум для постижения: «Слава Божия - облекать тайною дело, а слава царей - исследывать дело».

Вся история отношения Бога с человеком – раскрытие Себя Богом: «вам дано знать тайны Царствия Божия». «Вам» - это не всем, конечно. Это – верным.

Ну и что мы имеем? Имеем действия – «таинства», смысл которых не то что непонятен, а объявлен непонятным каждому; и верным - уж совсем непонятным. «Верные» их только принимают как должное. «Верные» лодыри тока хнычут, что негоже с грязной рожей, и «преклоняют голову». Естественно как-бы перед тайной…. Ну, естественно – врут всё. Поскольку преклоняются перед собственными придумками. Перед своими глупыми словами: «пресуществление» и «преложение».

Если бы они преклонялись перед  тайной!  Они давно облекли явленную тайну мутными словами им самим непонятными, и наложили на свои слова – запрет. Раскрыли, называется, тайну – наложили печать на свои человеческие мудрования. Мы «знаем», а об чом знаем – сами не знаем. Мы докумекали что это-  такая тайна, такая тайна!… Тайна закрывается тайной, а та, в свою очередь – еще большей тайной.  Таинственна даже фелонька, в которой подходим к тайне. К тайне можно подползти, тока облекшись в облако тайн, придумываемых прямо на ходу.  Таинственен антиминс, с таинственно вложенными туда частичками неизвестного, неведомого святого. Молекулы нетленного уха, лучащие святостью, позволяют Святому Духу разгдядеть  площадку для приземления. …

Совершается таинство… Совершенно человеческое, в сущности, действие. Нагромождение символов на символы, забытость и непонятность которых все более подчеркивает «неотмирность» этого археологического памятника. Он старше Мамаева кургана, Пирамид Майя, старше всех «великих городом Русских», а «мистически» он старше Иерусалима и всего мира!

Действия, призванные сближать, целить, соединять – теряют всякий смысл, если в их основе лежит разделитель – человеческая тайна…. «От тайных моих очисти меня и от умышленных удержи раба Твоего, чтобы не возобладали мною. Тогда я буду непорочен и чист от великого развращения»…

ignaty_l: (А-а-а!)

Сейчас поставим кавычки и станет мучительно больно за бесцельно прожитые годы….

«итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте» - странно на первый взгляд. Язык у фарисея длинный, мало ли что скажет…

«ибо они говорят, и не делают» - еще страннее. То есть они говорят и не делают, а мы должны исполнять наговоренное ими?...

Щас, минутку, кавычки поставим….

Подстрочник: «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, если всё что (panta oun osa ean) скажут вам сделайте и сохраняйте, по делами их  не делайте: говорят ведь и не делают»

Обещанные кавычки: «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, если всё что (panta oun osa ean) скажут вам: «сделайте и сохраняйте», по делам их  не делайте: говорят ведь и не делают».

То есть – если фарисей вам скажет – делай и сохраняй, к «деланию» можешь отнестись как к фарисейской придумке, ибо сами они нифига не делают, а только:

«связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогахи приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель» и т.д.

April 2013

S M T W T F S
  12 345 6
78 910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 11:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios