ignaty_l: (Default)

Подавляющее большинство человеков на земле мыслит меморизами, говорит эхолалиями – пересказывает то, что услышали даже не стараясь вникнуть в смысл, бессознательно создавая в своей среде мемосферу и в ней мемофон – сильно фоня изречениями великих, обычно всяких политиков, которые долгое время считались в народе самыми-что-ни-на-есть догадами. Со стороны - если бы какой инопланетянин прислушался к планетному мемофону - все это походило бы для него на чирикание своих инопланетных воробушков – малоосмысленный такой треп, передающий больше эмоций, чем информации. Так, к примеру, выжимкой из релятивистской теории служит людям абсолютно бессмысленная с виду фраза «все в мире относительно», однако, произнесенная вслух работодателем перед своими подчиненными по поводу изменения условий труда и его оплаты, фраза эта может опустить настроение целого рабочего коллектива – потушить одни случайные эмоции и возбудить другие, такие же случайные, и все это не будет иметь никакого отношения ни к Эйнштейну, ни к Нильсу Бору, ни к ихним мудреным теориям. Впрочем, расхожие фразы путешествуют по головам без всякого повода, являясь возбудителями совершенно стихийных и чисто эмоциональных всплесков.

Я затеял это краткое вступление не только затем чтобы наглядно показать как почти все библейские цитаты, произносимые Гундяевым, например, или Смирновым, или Чаплиным не имеют никакого отношения ни к Христу, ни к апостолам, ни к менее известным этими господами пророкам. Нет, я хочу сказать больше, хочу сказать, что когда Смирнов, лежа на спине перед телекамерой исполняет лежачий танец говорящего живота, или когда Чаплин, словно нанюхавшись ацетону, говорит так, словно блюет ацетоном, или когда их патриарх – да ну его, впрочем, нахуй – одним словом, когда они все что-то говорят – они всего лишь последовательно и методично развивают школу обмана, которая не ими открыта. Они - в традиции. Традиция эта, как выросший у глупца аномальный зуб мудрости, уходит корнями под самый череп того, что в мемосфере прозвано православием. И это, в общем, единственная живучая в православии традиции – обманывать. Прочие от такого соседства давно сдохли в страшных мучениях не оставив потомства. Эта традиция, которую уговаривают беречь, и занята кадровым отбором обманщиков.

Но начиналось все, как мы уже говорили, не от обмана. С недостатка информации все начиналось – вся глупость с этого начинается. Обман же начинается когда недостаток восполняют дезынормацией.

Для наглядного изображения воспользуюсь мыслью, которая принадлежит не мне, но, которая пока, кажется, нигде не записана, или я что-то упустил. Эта мысль – толковая, то есть она относится к толкованию Евангелия, к экзегезе. Принадлежит эта мысль Левону Нерсесяну ([livejournal.com profile] _corso_), и проговорена им в приватной беседе, в то время когда мы совсем недавно расслабленно пили кофе в одной московской забегаловке, и фонили на разные христианские темы в стороне от общего, к счастью совершенно мiрского, то есть – безобидного, фона.

Левон заметил, что фраза про вырви-глаз-отруби-руку никак не может считаться рекомендацией жестко рефлексировать на «блудные помыслы», а относится к своевременной чистке своих церковных рядов от всяких паразитов – от Чаплиных, там, от Смирновых, и от этого чучела, которое у них зовется «пора привыкать».

Обратимся к первоисточнику, сразу приведу длинную цитату, чтобы было понятней: 

«кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской. Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит. Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя ногами быть ввержену в огонь вечный; и если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную.».

Это Мф.18:6-9.

У Марка (9:42-47) – почти тоже самое.

Речь совершенно очевидно не о «соблазняемых» (блудными помыслами и прочими православными ужасами), а о соблазнителях: «горе тому человеку, через которого соблазн приходит; если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя».

У Марка все это усилено упоминанием о соли, которая солонится огнем, проще – выпариванием. Чем меньше жижи, тем солонее соль, а если соль растворить, то и вкуса ее не почувствовать. Простая рекомендация – жидких людишек просто прогонять, отсекать, выпаривать. Какое бы высокое значение он не имел. Даже если он рука или нога или глаз, весь из себя такой прозорливый добытчик, вхожий в кабинеты. Радетель. Жидкость определяется презрением к малым. На современном нам языке это звучало бы, и звучит так – жизнь социума должна строиться исходя из нужды самых беззащитных. Отвечая на вопрос апостолов «кто больше в Царстве Небесном?» Христос говорит, что «элита» должна состоять из законченных эгалитариев.

«Горе миру от соблазнов», но уж куда горше, когда соблазн исходит от тех, кто должен бы участвовать в вызволении мира. Парадокс может быть в том, что за малым следует пойти на край света, чтобы вызволить, а презиратель этого малого «пусть лучше погибнет», чем утащит за собою всех вслед за своим презрением.

Итак, как лошади не нужна пятая нога, так и церкви не нужны жидкие, случайные люди. «Структура» церкви как ее «наметил» (я намеренно пользуюсь грубыми словами) Христос такова: качество важнее количества; пусть вас будет мало, но не будет ни одного тухлого; задача церкви понятна – изменение мира людей. Лучше вас всегда – бесконечно долго – будет мало, чем всегда жидко.

Таким образом, слова о вырванном глазе совершенно понятны, в них нет никакого указания гасить спермотоксикоз мазохическими упражнениями, а есть убедительная рекомендация скорее идти на разрыв с людьми жестокими, на что и обратил внимание Левон.

Но я уже вижу лес рук, и даже одну приподнятую ногу одного приплюснутого праграмёра, и понимаю, что мне сейчас же взахлёб начнут указывать на упущение. Что про вырвиглаз сказано еще и в Нагорной от Матфея между смотреть на бабу и с бабой же не разводиться, и там-то весь центряк и есть.

Перестаньте так на меня смотреть, как Смирнов на телекамеру, персаворе. Плиз. Я с чего по вашему начал? – Правильно, с мемосферы и с мемофона. К ним мы и подъезжаем на пониженной передаче, так что сейчас и будем разгружаться.

Пользуясь всем вышесказанным я хочу еще раз пояснить, а может даже и рассказать как писалось Писание. Это очень важно, поймите. Никогда люди так и не научатся понимать написанное, если они не уяснят для себя как и почему все это составлялось. Потому что толкование шарахнулось от авторитета «сам Бог писал, а люди руки на прокат дали» к авторитету «тщательного анализа текста». Байка про «несохранившийся первоначальный текст логий» ничуть не лучше рук на прокат не потому что он якобы «научный», а потому что он объясняет еще меньше чем диктант Св. Духа.

Мы будет называть первые три евангелия «научными рефератами», а составителей этих первых трех евангелий – «руководителями проекта» в должности старших научных сотрудников. Я не знаю их имен. Возможно их звали Матфей, Марк и Лука. А возможно как-то иначе, и это совершенно не важно, впрочем, их было гораздо больше. Важно то, что каждый из них начал свои изыскания со сбора народного фольклора о Христе. Кто финансировал проекты мы тоже не знаем, но вряд ли ошибемся, предположив, что это было делом довольно крупных общин. Однако мы можем с большой долей уверенности сказать, что проект «от Луки» финансировался гражданином Феофилом, который по каким-то причинам желал переплюнуть конкурентов и заказал помимо прочего детство и юность. Велись эти работы по началу довольно независимо друг от друга, и, вероятнее всего, примерно в одно и тоже время. Впрочем, обмен информацией и добытым материалом вполне приветвовался. Бум был такой. Итак, пока группы младших научных сотрудников шарахались по городам и весям, собирая и систематизируя мемофон, старшие научные сотрудники занялись главным и самым трудным – восстановлением хронологии события. Мемосфера доставляла мемофон караванами, байки о Христе вываливались на столы руководителей корзинами, их тщательно сортировали, сверяли, и достоверными признавались те, которые встречались чаще всего и не сильно различались. Самыми ценными считались показания самовидцев или их ближайших родственников и друзей: «Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях,  как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова,  то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил». Ну понятно, одним словом. «По порядку», «исследовав» - то есть приведя хаос во что-то организованное. Трудно сказать с чего начался бум. Выскажу свое мнение. Скорее всего многие вдохновились Писанием Самовидца Иоанна (см. упомянутое «Слово» в обращении к Феофилу), и оно показалось им хорошим, но недостаточным.  Во многом – непонятным. Ко всему прочему в нем было мало мемофона. Требовалось восстановить то, что Христос говорил и делал при большом скоплении людей. Этим и занялись научные экспедиции, организуемые в разные уголки Малой Азии и Палестины.

Наскребли они немало. Надо заметить что скребли не только крупные научные проекты, но и всякие кустари любители, которые не умели разбираться в шумах, издаваемых мемосферой, и вносили в свои сочинения все подряд, все что услышали на рынке. Но они нас мало интересуют, потому что от них почти ничего не осталось.

На конечном этапе научным руководителям требовалось скрестить «хронологию» и мемофоном. Начались консультации. Проект «от Матфея», например, требовал внесения вырвиглаза дополнительно в Нагорную, а проект «от Марка» научно доказывал, что вырвиглаз было произнесено только один раз и только по одному случаю, из-за чего вообще не получил лицензию на использование Нагорной, да и не очень-то и хотел, считая Нагорную не речью перед народом, а наставлением ученикам.

Мы можем обнаружить, что проект «от Марка» старается следовать за Иоанном, а проекты «от Луки» и «от Матфея» гораздо чаще сверяются между собой, позволяя каждый себе гораздо более творческий подход. Совершенно неправильно считать «от Матфея» расширенной и поздней версией «от Марка». Проект «Марк» более академичен и старается просто восполнить Иоанна.

Ну это я сейчас нагородил своего огороду чтобы было понятно о чем речь. В евангелиях есть очевидные «вставленные» фрагменты, которые кажутся помещенными в текст ни к селу ни к городу, и вырвиглаз в пятой Матфея из их числа. Скажем прямее. При всех неизбежных в такие проекты налетах Св. Духа, евангелисты не всегда понимают куда тыркнуть хорошую, любимою народом и стойко фонящую в мемосфере цитату, и тыкают ее куда им покажется поскладнее. Пошла речь о бабах – ну значит сюда надо и соблазн тыкать, ибо кто нас еще соблазняет кроме баб. Таких «вставок» очень много, я об этом уже раньше поминал, но дело в том, что это по большому счету не совсем и вставки. Евангелия – кроме Иоанна – добротная научная реставрационная работа. Очень интересная и очень академичная. С четко ощутимым присутствием Святого Духа. Но только не надо вот этого, ладно? – Что Святой Дух это когда ать-два и срать по команде. Кстати, с Писанием совсем не было бы проблем, если бы люди хоть приблизительно понимали Кто Такой Святой Дух. Если бы для них слово Бог, было бы не просто словом из трех букв на церковном заборе; - неведомой величиной без значения. Ведь это же правда. Слово, которое есть вещь-в-себе. Слово, за которым не стоит ничего, что можно было бы назвать. То самое «множество всех множеств, имеющих себя своим отрицанием».  Слово, как не указание на предмет.

Итак, мы поняли, что люди писавшие Писание ставили цель хоть как-то анимировать мемофон. Подвести под него хронологию. Привязать каждое отдельное изречение Христа к сопутствующей ситуации. Таким образом Синоптические Евангелия отчасти отражают борьбу с цитатами, с растаскиванием учения  в розницу. Но с другой-то стороны учение же не состоит из культа истории учения, как и не состоит из заучивания цитат.

Учение прежде всего в боговедении. Бог Таков, Каким Сын явил. И это как бы интуитивно понятно что это так. С этого, можно сказать, начинается евангелие от самовидца. Это – аксиома. Беззлобный, очень чутко – бескомпромиссно – реагирующий на всякую ложь, с утра до вечера занятый починкой того, что наворочали слуги пахана своего сатаны. Изможденный в этой борьбе но не убитый. Для слуг сатаны, конечно, убитый. Для живых – нет. Ну, собственно и все. Учение-то проще и лаконичней Четырех Благородных. Как уже говорил раньше – Одна Благородная: Есть Жизнь И это все. На этом можно закончить, сложить учебники и пойти домой, и жить по совести, поступая так, как хотелось бы, чтобы с тобой поступали, по меньшей, и достаточной мере, никого не угнетая и не уча угнетению, по большей - освобождая угнетенных любой возможной ценой. Остальное следует из этого. Живые – то есть свои – узнаются Богом по их отношению к другим живым. У Бога нет мертвых. Ни одной другой приметы, и особенно не годны всякие хитрожопые приметы.

Поэтому любая цитата Писания будет понятна только через понимание этой Одной Благородной. Это как ключ к шифровке. Все будет казаться случайным набором букв и слов, нагромождением их одно на другое, до того момента пока не будет применен вот такой простейший шифр-блокнот. Любые другие шифр-блокноты выдадут вместе с ошибкой взбесившихся Чаплиных, Гундяевых, Рыбок, Смирновых, и весь этот сонм адовых прислужников, которые, в общем-то, рано или поздно опознаются как саранча засирающая мозги окружающим. 

Надо, впрочем, знать, что саранча летала  и летать будет. Как говно уйдут в свою дырку эти, появятся новые, и это до конца времен. Но их надо вытеснять. А куда их вытеснишь, если они везде? Об этом и речь. Из свой среды вырвать как кривой глаз или как руку, наделенную лишними хватательными рефлексами. Не иметь с ними вообще ничего общего.

Я понимаю, что вопрос об авторитетности «писавших Писание» все еще важен для людей, не умеющих избавляться от авторитетов. Для одних Христос авторитет потому что Он с неба свалился. А другие послушаются и пойдут вслед Его по делам и словам. Это как взгляд с двух сторон. Для одних слова и дела Христа авторитет потому  что прежде Он Бог, а для других Он Бог, потому что Его дела – дела Бога. И первые не знают Бога, а вторые узнают Его без всяких цитат. В первом случае речь об авторитете, во втором об узнавании. Поэтому  дела Божии для одних то, что лечит и оживляет, а для других всякие яркие вспышки перед глазами и убийство через молнию-мобильник.

Также и с писавшими Писание. Какая разница кто это написал и сколько ошибок наляпал? Если все там сказанное согласуется с Одной Благородной, и становится понятным только сквозь Одну Благородную, то присутствие Святого Духа там совершенно очевидно.

(я по прежнему отсутствую в журнале, высунулся просто чтобы мысль записать пока не забыл)

ignaty_l: (Default)
отсюда: http://pravoslavie-today.com

«И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им? Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано

пер: Зачем загадки им загадываешь? – Да чтобы думать научились. Ибо уже настолько отупели, что если прямо сказать, то пройдет совершенно мимо ушей. А так хотя бы включат голову, чисто из-за народной любви к подобным шоу, и, глядишь, хотя бы немного научатся соображать.

Игра в загадки, как известно – древняя игра. Жизнь у людей тяжелая, скучная. Всё развлечение в деревне это местный гармонист, местный фольклор, и местный юмор.
Ну и газета еще с правдой внутри про то, как поссорился Филипп Киркорович с Андреем Кураичем.
Христос залезал в лодку и устраивал населению конкурс-шоу: «а ну-ка парни». Давал им загадки.
Игро-терапия, такая была.
Ну представьте себе – деревня. Колхозники. Сидят, губы оттопырив, в носу огурцом ковыряются. Известняком пятки скребут. В глазах абсолютная, стерильная чистота. Ноль мысли.
А давай еще что-нибудь загадай!
«И таковыми многими притчами проповедывал им слово, сколько они могли слышать
Сколько могли потянуть, столько и загадывал, при том что, как правило, сразу же и разгадывал, чтоб мозг не лопнул.
Вроде ежу понятно, что коли разговор о божественном, то и правильный ответ нужно искать где-то тут, в божественном: «вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то»;
Что – «то»? О чем речь?
Пауза.
Деньги!? Угадал? Притча про то, что не нужно сорить деньгами! Бг мотовство не любит!
Точно-точно! Это про богатого дурачка, который приехал в город, и скупает в лавке все подряд, а потом ему жена глаза-то и выклюет!
Нет, это про лоха, который приехал в город и потратил всё на проституток, а семян не купил.
Гы-гы-гы.
Как наш Гога!
Гы-гы-гы.
И в Гогу кривыми пальцами тычут и гогочут, показывая, что зубы есть не у всех. Пока не оторжутся, пока слёзы не утрут, продолжать невозможно. А Гога сидит, смущенный, красный. Стыдно ему.
Апостолы, конечно, тупили наравне со всеми. Хоть и делали вид, что они в курсе, и могут, если что, подсказать. Наушко, вечером, чисто по дружбе. Блеснуть разумом.
«И говорит им: не понимаете этой притчи? Как же вам уразуметь все притчи? Сеятель слово сеет.»
Так всё, на знакомые темы. Самое маленькое зернышко, и не увидать его, как пылинка, а взошло, и  стало самым большим кустом на поле. – Что это? На что похоже? Правильно – Царствие Божие начинается вот так же незаметно. Кажется что самое невзрачное, а вон оно как оборачивается.
Земледельцам всё это близко, и более-менее понятно: «без притчи же не говорил им, а ученикам наедине изъяснял все».
Апостолам Христос давал отгадку не потому, что считал их умнее или достойнее: «вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано, ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет». С сообразительностью там у всех было примерно одинаково. В разгадке они нуждались точно также. Но вот сама загадка была что называется – вводом в дискурс. Апостолы были просто уже в дискурсе. Притча, загадка это довольно сильная техника обучения. «Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека. Если кто имеет уши слышать, да слышит! И когда Он от народа вошел в дом, ученики Его спросили Его о притче» - Неужели и говно оскверняет??? Мы правильно угадали? Про говно притча? А если прикопать – тоже оскверняет? Кто тогда спастись может???
- Слушьте сюда, «неужели и вы так непонятливы? Неужели не разумеете, что ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его? Потому что  не в сердце его входит, а в чрево, и выходит вон…»
Вечером апостолы разбредутся по хатам на ночлег, и проболтают правильную разгадку, полученную из первых рук. Да еще приврут, что сами догадались. Спор пойдет. А значит – дискурс продолжится. То самое, в чем апостолы итак уже варятся. И про слово. И про Царствие, и про то, что говно, исходящее в виде слов, оскверняет человека. Что не про говно эта притча, а про зависть, злобу и коварство, про – слова.  Говённые, православные. И так слово за слово зацепится, и потянет за собою все, что апостолы уже сумели понять, и могут своими уже словами объяснить. В споре родится Истина. Взойдет там, где может приумножиться. И совсем затухнет там, где уже ничего всходить не может, потому что слово забито преданием, заставляющим говорить говном.

укатано )



Левона [livejournal.com profile] _corso_ поздравляю с днем рождения!
ignaty_l: (Default)

О грехе чтения евангелия.

Как возникает и развивается грех чтения евангелия? – Очень просто.

Попало Евангелие случайно – или заставили, или сам нарвался: «дай почитать» - попало, в общем, какому нить придворному подпевале – не обязательно епископу  - там много паслось духовного звания.

Даже просто монахи писарями устраивались, и вообще двор христианский был заинтересован в духовных лицах и они в нем.

Нормальный - для начала скажем – человек. – Как прочтет Евангелие? Ну как есть обычно.

Вот читает нормальный, безгрешный человек: «возлюби ближнего своего как самого себя». Сразу вопрос возникает: «а кто есть ближний мой»? – И по ряду, то есть прочтение само напрашивается:  как только вблизи тебя оказался человек – переключи на него внимание. Дай ему интереса столько же, как ты по минимому себе уделяешь.

Второй вопрос про «любите врагов, благословляйте проклинающих, благотворите ненавидящим».  Безгрешный прочтет ровно так же, как в первом случае. Идешь по улице, видишь врагу твоему хреново –коленку ушиб, или головой обо что стукнулся -  удели ему внимание свое.  Не злорадствуй, а слетай в аптеку и в магазин, купи что надо. Может он и врагом быть перестанет, и проклинать перестанет.

Теперь о грехе опять. – Чтения.

Грех чтения заключается в замыливании объекта.

Кто ближний мой? – да все ближние – всех любить надо, как даже врагов отечества, потому что они несчастные люди. Молиться за них надо. Поститься за них надо.

Вопрос переводится в радикальную плоскость: «а если этот фашист мой мама-папа убиль, брата убиль, жена убиль» - молиться надо и любить, потому что он несчастный человек.

Короче, выходит в грешном чтении Евангелия, что всех надо любить как врагов. Желательно - невидимых. Желательно как тех, которые еще ничего не сделали. То есть – потенциально всякого человека.

Видя в нем кого? – врага, естественно. Который как ближний, за которого надо молиться.

ignaty_l: (Default)
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

как приложение к этой небольшой книжке: имя зверя

"

* (добавлено 14 января 2010г)

P.S.  - Спустя десят лет после написания книги, я все же решил рассказать «как я считал». Как ни странно, многим счет не дался, мне несколько раз приходилось сталкиваться с недоумением, которое я не очень, признаться, желал, разрешать, по разным причинам… Мне кажется достаточно очевидно то, о чем писал апостол, и число не является главным в содержании Откровения об имени. Опять же признаюсь, что в первой редакции этой книги я предложил другой счет – считать гематрией с «Вавилон великая мать блудницам и мерзостям» на иврите. Там тоже вполне получается… Но я довольно быстро понял, что следует вернуться к указанию самого апостола и отверг гематрию. Итак, сейчас я предложу счет имени зверя, как он мне видится:

"Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена" -

но жена сидит на звере.

"и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть".

данные цари это тоже звери: "И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи, и  пойдет в погибель. "

итак, жена сидит на семи зверях, сумма которых есть - один зверь.

данные звери есть "восьмому зверю" - холмы, их - семь.

они же ему и головы.

итак, мы имеем восемь зверей, по семь голов каждому.

у "восьмого зверя" - свои семь голов, но они - звери-цари, и у каждого "зверя- холма" - свои семь голов-царей.

каждая голова снабжена короной - "десять рогов".

итак, теперь можем считать.

7х8=56 - головы.

7х8х10=560 - рога.

7х7=49 - холмы под каждым из семи зверей.

1 - сам зверь-блудница.

мы считаем так, что все звери неотличимы.

для себя они могут отличаться - для Бога - нет.

они - на одно лицо - "все царства во мгновение времени".

я уже говорил, что в списках существует три разночтения "числа" - 666, 665, 616.

они и получаются именно так:

560+56=616 – «рога и головы»

560+56+49=665 – «рога, холмы и головы»

560+56+49+1=666 – все вместе с блудницей.

Еще я думаю, что само число апостол и не писал.

Скорей всего Иоанн прервался в этом месте:

"Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое".

Вероятней всего имеющиеся реальные числа появились как заметки на полях: "число его шестьсот шестьдесят шесть"

Тут хочется сделать еще одно отступление.

..На мой взгляд "Откровение" написано как книга внутреннего пользования малосийским общинам.

Она вообще - катехизис, и имеет огласительный характер.

"имеющему ум" предлагается самому понять - с кем он имеет дело.

И понять то, что его ждет.

Он должен правильно распознать метафизическую реальность Откровения.

Что должен знать оглашаемый?

Что ему противостоят все царства во мгновение времени - всё царство сатаны.

Что оно - огромно, но ему имеется предел- "число".

Что мир сей - враждебен Богу, что именно мир сей и распял Христа, и готов поступить так с каждым от Семени Его.

Откровение это - метафизическая картина христианского мира."
ignaty_l: (Default)

«Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?  И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?  Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.»

Последняя фраза означает, что ваше совершенство должно быть по образу совершенства Отца. Отец совершен. Его совершенство очень далеко от образа православного совершенства. Где Отец предстает в виде благосклонного супермена. Тем православным, которым объяснял об Отце Христос, Он представлялся суперменом неблагосклонным к иноверцам. Постхристианские язычники посчитали для себя очень духовным, добавит божеству благосклонности.

Любви, то есть. Пусть он будет терпим к иноверным.

Если Бог бесстрастный сиятельный кристалл, то требование совершенства – понятно, в общем, какое говно из этого получается. Бог ведь не страдает. Даже на Кресте Ему было пофик. Одной половинкой пофик, а другой вынуждено не пофик. Так отцы решили.

Итак, Христос говорит о подобии совершенства.  О таком совершенстве, каким совершен Отец.

Это совершенство не степени, совершаемость не в степени, а в образе действия совершенства. Энергийное, как все у Отца, оно дается в степени любого человека. Даже самого зачуханного. Чаще самый зачуханный и есть – совершенный.

А из поклонников сиятельного кристалла, как правило, можно выжать только ужас от несоответствия монолиту.

ignaty_l: (Default)
"Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами. Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне. Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам".
Почему только к погибшим овцам Израиля? Что - жалко разве, чтобы дочь исцелилась? И почему после слов о псах, подъедающих за господами - произошло долгожданное?
................
Она просит хлеба, который Христос дать отказывается.
И тут вспоминается Его слова об отце, не оставляющем детей без хлеба. На языке, понятным на тот момент только им двоим, Христос говорит, что Он не из ее космоса. Не хорошо, перейти из одной метфизической реальности в другую. Он "чародей" другого космоса. Другого ствола, другого корня даже. Он не перейдет из того мира в этот.
Войди ты в этот мир.
....................
Христос и не откликается на ее - подчеркну - религиозные действа. Она просит чуда по законам своего космоса.
Разница между мирами - биологическая. Люди и псы - вплоть до такого. Не кормят псов человеческой пищей, не сажают за стол. А уж тем более - в ущерб детям. Нехорошо выгнать детей из-за стола, и устроить псам возлежание
....
и пр. - пока тут: http://ignaty-l.clan.su/news/2009-11-28-40
ignaty_l: (в поисках ...)
хочу указать на еще одну ошибку, которая схоластами раздулась до невозможного.
для еврея "сердце" означало не анатомический орган, а сердцевину, центр.
под "сердцем" понимался и разум и чувства, в зависимости от контекста того, что говорилось.

то есть "сердце" как фрагмент анатомии это - анахронизм, который пристегнули к богословию задним числом.
когда Христос говорит: "для чего так помышляете в сердцах ваших?", это означает глубину помысла, а  не географию его происхождения.

ignaty_l: (уточните)
http://community.livejournal.com/cegta/7433.html

С молитвой «Отче наш» ничего не смогли поделать даже святые отцы. Как ни шлифовали, во всех толкованиях сквозила фальш. Даже Златоуст не помог: «Напоминанием о грехах Он внушает нам смирение; повелением отпускать другим уничтожает в нас злопамятство, а обещанием за это и нам прощения утверждает в нас благие надежды и научает нас размышлять о неизреченном человеколюбии Божием. Особенно же достойно замечания то, что Он в каждом вышесказанном прошении упомянул о всех добродетелях, а этим последним прошением еще объемлет и злопамятство». Без бинокля видно, что все через жопу, причом – несколько раз. Поэтому святые отцы оставили эту молитву из-за очевидной ее неправославности, и рекомендовали народу иисусову, проверенную и стерильную малитовку про «памилуй мя». «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» буквально на современном языке читалось бы так: «да не замарачивайся на наши приколы, мы же не замарачиваемся на приколы наших соседей». В молитве человеку предлагается поставить Бога на место человека. Степан напился, начал устраиват концерты для населения, с утра мается – народ чуток посудачил, но на Степана смотрит весело и с пониманием. Ну упился, со всяким бывает. Не замарачивайся, Степа, пошли выпьем. Богу говорится – смотри на нас, как мы смотрим на наших окружающих. Нашими глазами. А как мы смотрим? Да ну фигня – вот как мы обычно смотрим. Почти всегда с сочуствием и пониманием.На правительство, правда, без всякого понимания смотрим, но о правительстве с амвона вместе с воздУхами молятся. Как о погоде, так и о правительстве. Чтоб чего не отчебучело хуже чем было. А так – на соседей своих – ну и ладно, со всяким бывает. Человеку, чо бы там фарисеи не говорили про осуждение, обычно свойственно прощать. Во всяком случае – с пониманием относиться. Подрались – помирились, это обычно. Это после святые отцы придумали после драки бежать не мириться, а исповедоваться, попортили народ, но народ все равно пузырем скреплял исповедь, а чаще просто заменял. Дай хлеба, и не смотри, что мы такие, мы же друг друга выручаем, даже будучи такими. Странная молитва, неправославная нисколько. Христос научил молиться Святому так, как будто мы пришли к Нему с утра за опохмелкой. Ну да, ну свинья я, но Ты Свят и благороден, Ты можешь покормить и защитить. И совсем неправославно тут поминаются какие то «должники наши», которым мы, якобы, что-то «прощаем». Златоуста в этом месте понесло, и он увидел злопамятство в этом прошении, на которое указывает Христос. Чтоб ничего не пропустили, и злопамятство помянули во время исповеди тет-на-тет. Молитва Отче наш – молитва близкая. Бог видится «как я». Как бы «я» поступил на месте Бога. Это хорошая сверка себя, своего понимания Бога, и того, как Он будет судить. Ну это, если «я» не настоящий православный. По православному Он судит в меру покаяния. Вот я стою грешный-грешный- пригрешный, и каюс.., каюс… Упрашиваю помиловать и разрешить причаститься Страшных. Ну православные тут идут отдельной статьей, гавкаясь друг с другом, но держась за руки наручниками.. Христос же говорит – встань перед Отцом как перед Отцом. Он Свят, Он все понимает, Он в курсе, что ты живешь не среди ангелов, и сам не образец поведения, и ждешь, конечно, той правды на земле, когда Царство будет близким, и, понимая, что где-то есть эта правда, терпишь неправды, сам часто бывая неправ и неправеден, ибо таков этот мир, куда еще не пришло Царство, но чается. В этом мире все, кто друг- друга терпит, надеятся, что и к ним относятся с тем же терпением. И Христос подтверждает: да, Бог не замарачивается на всякую фигню, понимая, что тут не сахар. И мера нашей незамороченности на чужих сучках есть мера боговедения.
ignaty_l: (Default)
Язык, на котором писалось Евангелие, это, конечно, не спец язык, духовного происхождения, а довольно обычный греческий язык с сильным еврейским акцентом, над которым похимичили придворные богословы - слава Богу их время уходит, и хуже Кураева уже в церкви, будем надеяться, ничего не будет.
По версии придворных богословов, евангельские персонажи иконописно двигались и православно выражались - причем все, даже те, кто особо и злонамеренно противился внедрению нового вероучения, миссионером которого, как образ грядущего Кураева и прочих ребят с переулка, прибыл в ихние Палестины Христос.
Я хотел сказать о слове “Господь”. В синодалке это слово обычно звучит как “Господин”, но и там оно чаще: “Господи”, при обращени во втором лице. На автомате это означает, что все, видевшие Христа, моментом начинали говорить как оглашенные, приглашенные для испытания, и в назидание на их примере потомкам, в православные верующие, но в ходе беседы обычно срывались на непонимание до конца всей догматики, и не принимали Христа оттого, что тайно сотрудничали все это время с сатаной - как наш переулок с нашей же улицей, с околицы которой хорошо виден детский мир - то есть мечтали через оглашение просочиться и внедриться, но были тотчас разоблачаемы, будучи совершенно не способны скрыть свое злонамерение непринятия православного мессии и его православной миссии.
Слово “господин” в те времена не было так догматично, как сейчас, да и люди ходили на стандартных общечеловеческих кривых ногах, не обязательно были похои на иконы, особенно рыбаки, хоть на озере шторма и не такие протяженные, как в океанических плаваниях путешественника Конюхова, которому все время чтота мешает спокойно пересеть на группу сопровождающих его вертолетов и эсминцев и плыть, не гавкая каждую минуту в рацию, что щас вот-вот утону не причащеным, сажая аккумуляторы и голос.
Слово “господин” чаще употреблялось примерно так, как сейчас на улице “командир”, и “начальник” (“камандир, можна тя на минуту, не выручишь тринадцать рулей на пиво?”), да или просто: “шеф”.
Слово имело оттенки в зависимости от того, кто, и по какому случаю его говорил. Оно произносилось иногда с пренебрежением, иногда с уважением, иногда с иронией, иногда и со страхом.
Типа “мистер”, или “герр” сейчас у иностранцев.
Или наше дореволюционное, да и сейчас временами возрождаемое: “сударь”.
ignaty_l: (Default)

Понравилось меткое как всегда, замечание Алексея:
"Основная ошибка заключается в исходном тезисе, что Бог является обективной движущей силой в мире, типа как гравитация или электричество"
..
Бог как творец нашей истории и судьбы. Эта богословская надстройка и есть то, что портит все строение христианства, превращает дом в крепость, клевещет, по-сути, на Бога.
почему вы это делаете? - до надрыва вопрошает Бог.
мы выполняем Твои законы, благочестиво отвечают "рабы Божьи".
мы смиряемся перед Тоей волей...
Бог им говорит - это дьяол, не верьте ему, он все врет.
нет, нет, это Ты, это Твое могущество, Твоя всеблагая воля, Твое попечение о нас, грешных, а дьявола мы не боимся, мы боимся только Тебя, как и расшифровали наши пресвятые отцы:
"И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне."
даже с большой буковки написали, чтобы было понятно, кто есть настоящий убийца души и тела.
это наша святоотеческая мысль, которая Духом Святым движется, и поэтому все знает на свете.
ignaty_l: (Default)

раз уж так часто в последние дни этот отрывок мусолится, выведу в запись:

"Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без  [воли]  Отца вашего


"не упадет на землю без Отца вашего".

это не толкование.
это прямой текст.
нет там слова : "воли".
"без Отца вашего" - буквально.
"воля" принянута за уши к вероучению.
два дешевых воробья ценны для Бога.
а вы - ценнее.
а воробьи что - для общей биомассы чтоль созданы?
нету в греческом текстве слова "воля", ну нету, и все тут.
и все вот эти "толкования" - натяжки, естественно.
и выше: "убивающий душу" - дьявол, конечно.
это лже-толклвание - приписывать Богу убийство души.
сатаниство по сути.
общий контекст - не бойтесь тех, кто убивает тело.
убитая птица попадет к Отцу, а вы - тем более
...


а что там святые отцы натолковали под имперскую религию - это интересно имперской религии.
за неимением под боком охраняющей ея от всея нехорошего империи, религия пусть мается со своими умирающими как вещь в себе "толкованиями".
нас интересует прямой смысл, а не смысл, запихнутый в Евангелие имперскими клерками.
ignaty_l: (уточните)
Чота пару дней меня в сеть моя сеть не очь хотела пускать, ну ладно, продолжу...

...
Ученики иногда хотели казаться умными.
Для этого они делали лица такие, как будто все понимают, а после подходили к Учителю и переспрашивали.
Однажды, когда они в очередной раз попросили раскрыть глубину мысли, Христос засмеялся и говорит:
"Слушайте, мужики, вам не стыдно? Понимаю, народу для легкого усвоения нужно все рассказать по простому, сказкой про колобка, тока сюжет чуть изменить народный, но неужели вы даже таких сказок не понимаете? С вами, вроде, итак с утра до ночи, вы уже на лету должны все схватывать, а вы опять просите сказку рассказать. Да не просто рассказать, а еще и растолковать. Вы всерьез сказку не понимаете? Ну хорошо, слушайте сказку, раз без сказок не можете"...
Вот как эта веселая история записана в Евангелии:
"Когда же остался без народа, окружающие Его, вместе с двенадцатью, спросили Его о притче.  И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах;  так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, да не обратятся, и прощены будут им грехи.  И говорит им: не понимаете этой притчи? Как же вам уразуметь все притчи? Сеятель слово сеет  ...."
Конечно, ученики были как дети малые, но дети сообразительные. Учитель рассказывал народу знакомые с детства сказки, чуток изменяя сюжет. Приучал к Слову потихоньку, неспешно. Не то что  миссионеры. Христос прямо говорит - не обратятся, не парьтесь. Слово, которое они слышат - оно их вытащит в последний день. Оно даст распознать сеятеля Его семенем. И грехи им простятся, блуждания их, но грузить тринитарным догматом и прочей выдуманной ерундой - все равно что макать святым Владимиром сразу цельную Русь в речке, результатом будет РПЦ. Так говорил Христос ученикам, и ученики были сообразительные. Не с первого, не с десятого раза, но - поняли. Ну а потом эти самые слушатели припомнили, как их Христос на ручках в детсве баюкал, и научили фсе народы. Крестя их огнем, мечем и миссионерским отделом.
ignaty_l: (в поисках ...)

«Страх и трепет»  это идиома, обозначающая внимательность и чуткость. Фобия – не только страх, но и благоговение. Трепетное, чуткое отношение. Боязнь оскорбить, ранить.  (Марк. 5: 33; 1Кор. 2-3; 2Кор. 7: 15; Фил. 2: 12)
Павел почти революционно стирает разногласия рабов- господ: «Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу, не с видимою только услужливостью, как человекоугодники, но как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души, служа с усердием, как Господу, а не как человекам,  зная, что каждый получит от Господа по мере добра, которое он сделал, раб ли, или свободный.  И вы, господа, поступайте с ними так же, умеряя строгость, зная, что и над вами самими и над ними есть на небесах Господь, у Которого нет лицеприятия».
За все провинности по работе не накажешь, поэтому не всякая строгость употребительна. И рабам не следует видеть в своих господах только начальников, но и по человечески к ним относится, не угодничать внешне, кумекая себе, что человеку человеческое, а Богу – Божье.
Ну да – сказанное Павлом, сказано для того, чтоб напомнить о том, что социальное неравенство не помеха равенству.
Но как всё у нас, конечно, уделали… Если «как Христу», а Христос со скипетром и булавою, и на троне восседает узнаваемом по другим картинкам, то понятно - как это… Это как под иконой проползать на четвереньках. Со страхом быть грохнутым и трепетом помятования что тя уже били, а не просто угрожали.


(все, сваливаю на первомай копать, пилить, и чо там еще.. - ну чо скажут, короче)

ignaty_l: (Default)

«Ибо невозможно - однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго,  и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века,  и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему».

Букв: «..и отпавших, опять обновлять для покаяния, распинающих самим собою Сына Бога и выставляющих на позор».

Павел о чем говорит? – Ну скока можно, говорит, говорить с вами о том, о том обычно с неофитами говорят?

- «Посему, оставив начатки учения Христова, поспешим к совершенству; и не станем снова полагать основание обращению от мертвых дел и вере в Бога,  учению о крещениях, о возложении рук, о воскресении мертвых и о суде вечном. И это сделаем, если Бог позволит.  Ибо невозможно.. и т.д.»

Хорош маетой маяться – это Павел им говорит. Евреям, кстати, иудеям махровым. Которые все чувство вины в себе подбадривал усиленно.

Иудеи трясутся от страха: «Ибо если мы, получив познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников. Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью,  то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет?»

То есть люди повязали свои мысли на одном – на проклятии - и с ума сходят потихоньку.

ignaty_l: (в поисках ...)

Не хотел я на эту тему.

Ну точнее – давно хотел, но все откладывал, откладывал…

Не хотел обижать созерцателей. Путь, думал, делают вид что созерцают. Созерцают типа, толкуют типа, что насозецали. Поскольку по натуре своей хочут считаться мистеками, поэтами, да и вообще обращающими внимание на все таинственное, то по всякой подходящей ситуации отрабатывают свое понимание таинственного во всякой его духовной глубине.

Я люблю духовных людей.

Гвозди бы делать из этих людей. Материал в сам раз.

Ну вот сидят мужики на работе, играют мирно себе в лото. И пьют мате с лимоном, допустим. Один деловой говорит – надо еще успеть в подвале 28 дома успеть заглушку на спускник вкрутить. А то под ногами мокро. Уже два месяца хочу вкрутить – все недосуг. То лото, то домино. То вдруг отпуск случайно. Короче – постоянно занят. Ну вот только деловой этот чрезмерно товарищь решается на поступок, вылетает в сию минуту кукушка из будильника и кукарекает четыре раза. Ну то есть в пятницу в четыре часа пятнадцать минут рабочий день и рабочая неделя вместе с ним – кончаются. Остальные мужики хохочут и прямо так парню в лоб говорят – баста. Наше время кончилось. Пора домой. Пусь твой спускник течет дальше. Нету времени. Ни у нас нету, ни у тебя нету, ни у кого нету. Даже у аварийки нету. Аварийка такой фигней не занимается.

Тут вбегает, понимаете ли, анжинер и орет благим матом – хорош мате пить. Щас придет проверяющая комиссия – будет утечки в подвалах смотреть. Давайте – глушите все утечки мать растак вашу нахер. Даю вам 15 минут, больше времени у вас не будет. Не сделаете – уволю всех нафик. Все, понятно, смеются весело – куда он всех уволит – смешно, но идут тихонько вворачивают заглушечку на спускничок, тем паче работы на две минуты.

Ну и все. Вышло время. Работа кончилась, проверяющая комиссия пусь шарит, если не лень. Ну в общем – в норматив уложились.

Теперь текст:

«клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет; но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам».

Ну о чем говорится? Что – все. Ваше время кончилось: «Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени», «не запечатывай слов пророчества книги сей; ибо время близко». Было время на то чтоб покаяться – кончилось время. Дальше – суд: «пришел гнев Твой и время судить мертвых и дать возмездие рабам Твоим, пророкам и святым и боящимся имени Твоего, малым и великим, и погубить губивших землю». Время кончилось, время пошло.

И где сказано, что время вообще будет отсутствовать как таковое? Что это за физика лирическая? Вот это что за белиберда? – «Мы знаем, что Бог сотворил время, следовательно,когда-то времени не было.Ну и понятно, что это нихера не понятно.Не было, не было - бац! - появилось.А потом -бац!-кончится.Но я вам ща фсё на пальцах растолкую, глядишь, за умного сойду.Время-то, пипл, Бог сотворил внутрях вечности.Соответственно, время - несамотёчно,не абсолютно,соотнесено время с вечностью,будучи-являючись оной вечности производной.Вот ты, вроде, живёшь-поживаешь во времени, а на самом-то деле ты уже одной ногой в вечности торчишь.Даже не сомневайся.Ну и хуля?».

Короче – недолюбливаю я поэтов. Все время они в физику норовят залезть – то есть туда, где ни в зуб ногой. Не скажу что совсем поэтов не люблю. Но вот прохладен я к их космизму липовому. Короче – время будет всегда. Успокаиваемся. Что дано, то не отнимется. Никакого кристаллообразного висения в безвременьи, с созерцанием вечно праведного  Тапкина – не будет. И время будет, и материя будет, и Тапкин с Федором будут пялиться на солнце и удивляться – почему оно движется.

ignaty_l: (в поисках ...)

Один из самых странных фрагментов в Евангелиях: «Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили. И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет»

С одной стороны - апостолов Христос укоряет за неверие до самого упора, с другой – говорит, что кто не уверует с их слов – будет осужден.

У Матфея нет про «осуждение» неповеривших:  «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». – Учить и крестить.

У Луки: «Тогда отверз им ум к уразумению Писаний. И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. Вы же свидетели сему». – Проповедовать как свидетели.

Странность концовки у Марка именно в том, что «осуждению» подлежат за то самое, за что не поверили апостолы, причем «знамения», сопровождающие уверовавших со слов апостолов куда мельче и не серьезней, нежели «знамение Ионы пророка», свидетелями которого апостолы были и не поверили: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы».

Этот текст довольно неплохо показывает что «спасение и осуждение» не вступают в логическое противоречие повествованию, если это не онтологические, а здешние «спасение и осуждение»; Спасение себя живущего здесь, сейчас достигается верой. Реализация этого спасения – знамениями веры. Как и осуждение – постоянное маяние совестью. То есть речь идет о том, чтобы апостолы шли и вызволяли как можно больше людей, поскольку неверующиееще не верующие – страдают. А могли бы не страдать. Речь идет о силе апостолького слова, а не о суде. Чтобы проповедь Евангелия их была убедительной, продоносной.

зерно

Jul. 24th, 2008 12:51 pm
ignaty_l: (в поисках ...)

Одно из самых неверных, неправильных пониманий Евангельского текста, приводящее к катастрофическим последствиям, это «испоконвековная» болталка толмачей про «веру с зерно горчичное». То как это понимается – что вера должна быть «хотя бы масюсенькая, хотя бы с зёрнышко горчишнае» - противоречит всему строю рассказа про «горчичное зерно», прорастающему в Царство у Марка и также совершенно противоречит рассказам о силе веры «размером с зерно» у Матфея и у Луки. И вообще говорит о полном непонимании что святых, что несвятых толмачей, такого инструмента работы как - вера.

Я уже об этом писал неоднократно, сегодня об этом замечательно сказал Давлатов: «Вера должна быть конкретна почти до осязаемости»; и я снова не поленюсь повториться –

Вера и должна быть маленькая как точка. Только такая она будет сильная. Сосредоточенная и живая. Сфокусированная в точку.

Чем «больше» веры, тем она размазанней.., чем больше она похожа на перезрелый арбуз, тем менее она плодовита, и расползается такая «большая» вера плетями, заволакивая, заглушая всё живое.

Вера всегда должна быть сосредоточена на объект. Она должна иметь четкую – «осязаемую» - цель. Гору, которую нужно сдвинуть, или человека, которого нужно утешить. Не каждый день на айболитском пути христианина встают горы, а человек – всегда. Цель должна быть одна. И сдвигаться работа должна приложением силы. Приложением веры. И Бог – как ни покажется странным – тоже «Объект, сдвигаемый» верой. Маленькой, как горчичное зерно.

Будучи маленькой, она разрастается деревом. Не горчишным кустом, а огромным деревом, где смогут приютится многие.

ignaty_l: (А-а-а!)

К предыдущему.

Не называйте никого учителями, отцами, и сами не называйтесь наставниками – все это и понимается правильно в этом вот религиозном смысле. Ибо все эти учительско-отцовские «благословения», назвавших себя наставниками, все эти: «поди да выполни волю Божью» - всё это враньё. Один у нас религиозный Отец и Наставник и Учитель, воля Которого в нас вложена. Наш Учитель – Слово и Истина, и Он делает нас свободными без всяких посредников.

Выполнять все что фарисеи скажут и делать все на что пальцем покажут – этого Христос в принципе не мог говорить.  И не мог он их считать настоящими хранителями предания, поскольку всякий раз подчеркивал человеческий, второзаконнический  характер всех фарисейских «хранений».

Община Христа вполне сосуществовала в русле тогдашней традиции. Первая апостольская Церковь даже не разрывала с Храмом.  Апостолы  «каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца……   …все единодушно пребывали в притворе Соломоновом….   …..и всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе»….  И при этом создавали свою – новую традицию.

ignaty_l: (А-а-а!)

Сейчас поставим кавычки и станет мучительно больно за бесцельно прожитые годы….

«итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте» - странно на первый взгляд. Язык у фарисея длинный, мало ли что скажет…

«ибо они говорят, и не делают» - еще страннее. То есть они говорят и не делают, а мы должны исполнять наговоренное ими?...

Щас, минутку, кавычки поставим….

Подстрочник: «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, если всё что (panta oun osa ean) скажут вам сделайте и сохраняйте, по делами их  не делайте: говорят ведь и не делают»

Обещанные кавычки: «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, если всё что (panta oun osa ean) скажут вам: «сделайте и сохраняйте», по делам их  не делайте: говорят ведь и не делают».

То есть – если фарисей вам скажет – делай и сохраняй, к «деланию» можешь отнестись как к фарисейской придумке, ибо сами они нифига не делают, а только:

«связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогахи приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель» и т.д.

ignaty_l: (в поисках ...)

«Кpоме того, я думаю, что Каpфаген должен быть pазpушен»

Щас чонить душевное спою. По заказу, ткскзть.

 

 

П.п.с. – прошу прощения, что почти не отвечаю на комментарии. Связь очень медленная, и если кому не отвечаю – пожалуйста не обижайтесь, многие каменты просто не уходят.

April 2013

S M T W T F S
  12 345 6
78 910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:45 am
Powered by Dreamwidth Studios